ГЛАВА 2. Древнеегипетские корни мировых бедствий [1]

1. Взгляд язычника на крестителей Руси

Большинство наших современников воспитаны так, чтобы (именно: не что, а чтобы) при слове «диалектика» их воротило с души и они старались бы перевести разговор на другую тему, а при невозможности этого — тихо продремать до конца «политбеседы». Почему?

Отступление от темы № 1 (2007 г.): О философии и методологии познания

Далее в оригинальном тексте «Разгерметизации» ответ на этот вопрос даётся в форме изложения философских воззрений, которые были свойственны авторскому коллективу во время её написания. Однако с той поры понимание вопросов, относимых к компетенции философии, расширилось и во многом изменилось, вследствие чего прежний текст оценивается ныне как тематически неполный, содержащий неточности и ошибки. Поэтому прежде, чем читатель обратится к тексту в редакции 1990 г., ему предлагается краткое изложение философских воззрений авторского коллектива, характерное для настоящего времени[2].

1. О роли философии в культуре — метафорически

У человечества и у населения России, как одной из региональных цивилизаций, — множество проблем. И нет причин надеяться, что они разрешатся сами собой, т.е. без того, чтобы люди осознали эти проблемы и поняли, как их разрешить.

Соответственно наилучшее применение интеллекта (разума) человека как раз и состоит в том, чтобы выявлять и разрешать проблемы, унаследованные от прошлого, а по отношению к будущему — указывать такие жизненные пути, чтобы не оставлять неразрешимых проблем потомкам. Собственно в этом и должна состоять миссия интеллектуалов в обществе во все времена. Как заметил ещё в начале эры римский император и философ Марк Аврелий:

«— Есть у тебя разум?
— Есть.
— Почему же ты не пользуешься им? Ведь если он будет делать своё, то чего же ещё тебе?»[3]

Однако реально человечество, включая и подавляющее большинство тех, кого почитают интеллектуалами, весьма далеко от воплощения в жизнь этого языческого завета.

Если искать метафору, кратко и ёмко характеризующую роль и место философской субкультуры в жизни общества, то философия во многом аналогична камертону:

с одной стороны на камертоне невозможно исполнить даже самую простенькую мелодию, например «Чижик пыжик», — и отсюда проистекают мнения многих прикладников о бесполезности философии как науки в том смысле, что философия сама по себе не способна решить ни одной задачи, которые решают частные научные дисциплины, особенно прикладные;
с другой стороны, если камертона нет, а у музыкантов нет абсолютного слуха, то настройка оркестра может стать проблемой, поэтому в отличие от многих учёных-прикладников, музыканты в их большинстве находят, что камертон полезен, и не предлагают их выбросить.

Ошибки во всех видах деятельности людей — объективная историческая данность. Но ошибки во всякой деятельности могут быть отнесены к одному из двух видов: 1) так называемые «случайные», которые непредсказуемо возникают в ходе деятельности, и 2) системные, которые запрограммированы ошибочными принципами построения соответствующей системы деятельности.

Понятно, что если в оркестре два камертона и один из них вместо «ля» первой октавы издаёт какой-то другой звук, то игра оркестра будет фальшива и музыка превратится в какофонию даже при безупречной кинематике движений исполнителей и дирижёра.

Если же в оркестре один камертон, однако фальшивый, — проблемы тоже будут, но несколько иного характера: «ля» первой октавы — такая длина акустической волны, что ровно ¼ её равна расстоянию между слуховыми рецепторами правого и левого уха среднестатистического человека. И поскольку музыка оказывает воздействие на эмоциональную сферу человека непосредственно, то сползание оркестра вверх либо вниз по абсолютной шкале высоты звучания, способно оказать воздействие, отличное от того, которое она должна была оказать по замыслу композитора.

Кроме того встречаются люди, чьё восприятие существенно более тонко, нежели восприятие большинства, даже профессионалов. Так упоминаемый В.И.Лениным в «Материализме и эмпириокритицизме» Эрнст Мах (1836 — 1916) одно время занимался акустикой[4] и его восприятие звуков настолько обострилось, что он в течение нескольких лет не мог слушать музыку в исполнении даже музыкантов виртуозов, поскольку слышал нестроение и фальшь в игре, которые не слышали даже музыканты-профессионалы.

Но мы подразумеваем не воздействие музыки как таковой на человека, а воздействие философии как камертона на культуру общества.

Если уподобить человеческое общество оркестру, отдельных его членов ? музыкантам, а Мироздание ? аудитории, то сложившееся к настоящему времени положение в системе «человек ? общество ? Мироздание» далеко от гармонии. Культура любой региональной цивилизации имеет свой философский камертон, и всё множество этих камертонов «звучит» по-разному. Положение усугубляется тем, что культуры некоторых региональных цивилизаций имеют более одного по-разному звучащих камертонов.

Так культура европейского происхождения, доминирующая в Европе, Северной Америке, Австралии, в приведённом выше уподоблении занимает особое положение: в этой культуре одновременно присутствуют два основных философских камертона, поскольку в ней исторически сложились и активны в формировании мировоззрения и миропонимания людей две взаимно несогласные друг с другом философии:

философия сложившихся на основе Библии конфессий вероисповедания, и философия атеистической по её сути — материалистической науки, которая в ХХ веке стала безальтернативно «мировой наукой».

И оба философских камертона в чём-то фальшивят, хотя каждый по-своему.

С одной стороны, это выражается в том, что есть проблемы, в отношении решения которых исторически сложившаяся фундаментальная и прикладная материалистическая наука на протяжении десятилетий (а то и столетий) бесплодна: проблемы как были, так и остались либо усугубились, а предлагаемые наукой рецепты их решения — на протяжении длительного времени являют свою несостоятельность, подчас порождая новые проблемы.[5]

А с другой стороны, ни одна из традиционных конфессий не выработала своей альтернативной науки, которая была бы более эффективна в тех аспектах, в которых недееспособность атеистической науки удовлетворяет только тех, кто ею занимается: для них наука — источник доходов и «положения в обществе», и они обеспокоены не тем, что поддерживаемая ими лженаука вредит обществу, а тем, что общество предоставляет им мало средств на прокорм под видом финансирования «научных исследований».

Кроме того в условиях глобализации одним из факторов, порождающих беззастенчиво атеистическое осознание жизни, которое в крайних своих проявлениях порождает идеологию вседозволенности, является то обстоятельство, что исторически сложившиеся традиционные конфессии в их совокупности предлагают людям во многом взаимоисключающие друг друга взгляды как по вопросам богословия, так и по вопросам сугубо социологическим, включая и такие вопросы, как:

В чём суть человека, отличающая человека состоявшегося от представителя вида «homo sapiens», в качестве человека не состоявшегося[6], — ведь достоинство человека обусловлено не только биологически-генетически, но и тем, что он представляет собой в результате воспитания и самовоспитания?

Как в идеале должна быть организована жизнь общества, включая жизнь глобальной цивилизации?

Как перейти от того, что есть, к некоему неведомому для большинства идеалу?

В результате межконфессиональных разногласий по этим и другим вопросам многие, не вдаваясь в их существо, отрицают жизненную состоятельность веры и религии в принципе, объясняя их наличие в культуре человечества невежеством, субъективными заблуждениями, слабостью и неустойчивостью психики людей.

Мотивация их отказа от веры и религии проста и может быть выражена словами: Если Всевышний — один единственный, и Он — не шизофреник и не интриган, то этот «плюрализм» взаимно отрицающих друг друга конфессионально-канонических мнений — не от Бога. Если бы Бог действительно существовал, то Он бы пресёк существование этого «плюрализма» мнений и пресёк злодейства, которые на основе этого «плюрализма» творятся на протяжении всей памятной истории. А раз Он не пресекает всего этого, то, стало быть, Он и не существует. Тем самым на Бога возлагается миссия быть верховным полицейским и инквизитором.

А возможность того, что этот «плюрализм» мнений люди должны изжить сами методами познания и просвещения, а не методами полицейско-инквизиторского характера, — такого рода атеистами не рассматривается…

Предыдущая страница / К оглавлению / Следующая страница

[1] Первоначально главе было дано название «Взгляд язычника на крестителей Руси». Но по ходу работы в тексте главы 2 стала проявляться структура, и глава 2 стала состоять из 3-х параграфов, первый из которых унаследовал первоначальное название главы. Однако возникшая в этом процессе глава так и не получила своего названия. Нынешнее название главы 2 присвоено ей в процессе подготовки к публикации текста «Разгерметизации» в 2007 г. (Пояснение 2007 г.).

[2] Тематика настоящего «Отступления от темы» обстоятельно изложена в работе ВП СССР «Диалектика и атеизм: две сути несовместны», первый абзац которой почти текстуально точно повторяет первый абзац § 1 гл. 2 «Разгерметизации».

[3] Марк Аврелий Антонин, «К самому себе. Размышления», СПб, 1895 г. После распада СССР были переизданы в новом переводе на русский в серии «Интеллектуальная библиотека» под названием «Наедине с собой» в одном сборнике вместе с письмами Сенеки Луциллию (Сенека, Марк Аврелий, «Наедине с собой», Симферополь, «Реноме», 1998 г.).

[4] В честь него назван один из критериев подобия в аэродинамике — число Маха — отношение скорости потока к скорости звука, пресловутое «М».

[5] Пример, проистекающий из принципа «практика — критерий истины».
Если исторически сложившиеся экономическая наука и социология в целом адекватны жизни и существует система профессионального высшего образования на основе этой науки, то общество не может на протяжении десятилетий переживать общекультурный и экономический кризис. Если же экономическая наука и социология в целом неадекватны, то перманентный кризис, выражающийся в управленческой несостоятельности чиновничества и бизнеса, — это способ существования общества.
Естествознание трогать не будем, хотя оно тоже не безгрешно, особенно в прикладных аспектах своих достижений, главным из которых является глобальный биосферно-экологический кризис, который был бы физически невозможен, если бы не «успехи» естествознания.
Обстоятельно вопрос о лженаучной составляющей материалистической науки и роли в этом РАН рассмотрен в аналитической записке ВП СССР из серии «О текущем моменте» № 4 (64), 2007 г. «Российская академия наук против лженауки? — «Врачу»: исцелися сам…».

[6] Иными словами, что подразумевал Диоген, когда ходил по Синопу днём с зажженным фонарём и на вопросы соотечественников «зачем фонарь?» отвечал ? «ищу человека», тем самым отказываясь признать за своими соотечественниками достоинство состоявшихся человеков.
И почему ни в одном из пересказанных людьми Откровений Свыше нет прямого ответа на этот вопрос «Что есть человек?», хотя есть информация, необходимая для осознания такого ответа каждым, кто пожелает его получить.