установка бачка унитаза | Надежный интернет-магазин http://free-diplomax.com предлагает купить диплом в Рязани по низким ценам, действуют скидки.






Произнесённое или напечатанное слово ни к чему не обязывает носителей двойных нравственно-этических стандартов; а тем более «бандерлогов», которые есть и в оппозиции, а не только в кадровом корпусе режима и в рядах его массовки.

Совсем иначе обстоит дело у закулисных кукловодов режима и всех псевдооппозиций.

Для участников жидомасонского заговора «вечные законы мирозданья» изложены в обильной литературе, прямо или косвенно ссылающейся на «Изумрудную скрижаль Гермеса». Ученики, подмастерья, мастера и прочие — по мере продвижения по жидомасонской иерархии — штудируют вечные законы мироздания в свойственных уровню их посвящения различных редакциях, что и обеспечивает известное — концептуально целесообразное — единообразие произвольных действий жидомасонов во всех обстоятельствах на протяжении всей истории на основе их нравственно обусловленной личной инициативы даже без отдания прямых распоряжений вышестоящими иерархами системы посвящений.

Их же противники, избегая труда по разработке и освоению знаний, выражающих общие законы бытия Объективной реальности, на протяжении той же истории стенают, что не могут объединиться и безуспешно ищут какую-то иную платформу объединения, кроме осознанной методологии познания, выражающей в культуре общества и в личностной культуре мышления, в частности, эти законы, и открывающей разнородные прикладные знания по мере возникновения в них жизненной необходимости.

Иными словами, это приводит к вопросам:

  • следует ли городить огород и самим прилагать усилия к познанию «вечных законов мирозданья», либо достаточно воспользоваться «Изумрудной скрижалью Гермеса» и прочей ссылающейся на неё литературой, которой с устранением из жизни общества мировоззренческой монополии марксизма, завалены все книжные развалы и прилавки, и после этого обратить «Изумрудную скрижаль» против самих жидомасонов и их хозяев?
  • либо «Изумрудная скрижаль» — неотъемлемая мировоззренческая основа жидомасонства, по какой причине освоение «вечных законов мирозданья» в редакции, нашедшей выражение в ней и в ссылающихся на неё источниках, есть приобщение к регулярному жидомасонства (если дело происходит в ложе под руководством легитимных наставников) или к его самодеятельной массовке (если дело происходит в самочинном порядке), вследствие чего информация «Изумрудной скрижали» в принципе не пригодна для противоборства жидомасонству?[1]

Выяснить ответ на второй вопрос возможно, только начав «городить собственный огород», прилагая усилия к познанию наиболее общих законов бытия Объективной реальности.

Если получится иная редакция этих общих законов, то придется выяснить, кто и в чём ошибается: «Изумрудная скрижаль» (в её дошедшем до нас виде), либо ошибочен результат самостоятельного познания. Если результат, полученный в собственном творчестве, будет ближе к Истине, то это означает, что жидомасоны — жертвы дошедшей до нашего времени редакции «Изумрудной скрижали». Если получится дубликат «Изумрудной скрижали», то придется отвечать на вопрос: злоупотребляют ли «Изумрудной скрижалью» жидомасоны? либо их противники чего-то явно не понимают?

Но, как можно понять из остальных публикаций того же самого номера «Русского вестника», его редакция, предоставившая целую страницу А.Кротову, существа вопроса, который он всё же огласил, не понимает и предпочитает неограниченно долго задерживаться на достигнутых рубежах развития сознания изрядной части патриотической «элиты» России: «В Христа веруешь? Водку пьешь? — значит, русский»[2].

На с. 14 того же номера «Русского вестника» опубликовано «Обращение участников Конференции «Духовная безопасность России» к Президенту, Правительству, Федеральному Собранию, Совету безопасности и Генеральной прокуратуре России».

Сообщается, что упомянутая конференция состоялась 11 декабря 1998 г. в Москве в штаб-квартире Партии Народного Согласия[3]. О составе участников не сообщается ничего, но из того факта, что дело было «в штаб-квартире», следует, что, вряд ли участников было много, и что обычная тусовка, вряд ли обошедшаяся без застолья с возлияниями, была названа «Конференцией»[4]. Тем не менее «патриотической общественностью» в лице «Конференции» были «приняты важные документы, обращающие внимание властей[5] и общественности на религиозную экспансию со стороны ряда стран Запада и иностранных спецслужб против России». За сим уведомлением публикуется текст Обращения.

Из него можно узнать, что «на территории нашей страны уже действуют свыше 2000 религиозных организаций деструктивного и оккультного характера». И несколько далее приводится малая часть этого 2000-пунктного списка. Кроме организаций прямо провозглашающих свою приверженность культу сатаны и черной магии, среди названных в Обращении оказались, в частности, «Церковь саентологии», «Богородичный центр», «Свидетели Иеговы», «Белое братство», «Международный центр Рерихов», «последователи концепции «Мертвая вода»»[6], ваххабиты и многие другие, так или иначе, не согласные с господствующими исторически более ранними вероучениями и мировоззрениями, вероучителя и массовка которых увидели в новых учениях угрозу своему привычному существованию.

Безусловно, мы не знакомы с воззрениями и практикой деятельности каждой из попавших в список организаций, точно так же, как с нею не знакомы и подавляющее большинство читателей «Русского вестника» и его редакция. Но то, что мы определённо знаем, позволяет утверждать, что в проект проскрипционного списка включены только организации, чья деятельность лишает паствы, как иерархов Русской православной церкви, так и предводителей иных конфессий, традиционных для России в границах 1918 г., с которыми православие успело разграничить в стране и обществе «пастбища», т.е. сферы влияния.

По умолчанию подразумевается господство православия и союзно-подчиненное по отношению к нему положение иных вероисповеданий, которые были свойственны народам Российской империи и нынешней РФ. И это — лояльность иерархии, возглавляемой Алексием II, — единственный значащий признак, определивший состав списка «деструктивных и оккультных организаций», приведенного в Обращении конференции.

В Обращении многократно порицается оккультизм, или, если по существу, то мировоззрение и духовные практики, в основе которых лежит выражение «вечных законов мирозданья» в редакции «Изумрудной скрижали Гермеса» (оригинал которой, точно также как и оба экземпляра оригинальных скрижалей Моисея, ныне для изучения недоступен, поскольку затерялся в веках или скрывается высшими иерархами от остальной толпы профанов, если изумруд уже давно не распилен на поделочные камни «практичными деловыми людьми»).

Из всего этого можно понять, что у редакции «Русского вестника» в голове мировоззренческий дурманящий коктейль, вследствие чего они одновременно осуществляют взаимно отрицающие друг друга действия:

  • предоставляют газетные полосы А.Кротову, который прямо ставит вопрос о необходимости осознания «вечных законов мироздания»;
  • отрицают необходимость осознания этих «вечных законов мироздания», ополчившись против распространения в России разных версий мировоззрения, в основе которого лежит «Изумрудная скрижаль Гермеса» или Веды (в их индийской редакции), не давая никакого ясно выраженного мировоззрения, альтернативного ведическо-герметическому[7];
  • альтернативное «Скрижали Гермеса» (и основанному на ней оккультизму) мировоззрение, выраженное во множестве наших работ, они включают в оккультизм, вопреки тому что, если говорить о религиозно-мировоззренческих аспектах «Мертвой воды» и других наших работ, то они проистекают из того, что прямо и однозначно сказано в Коране, неприемлемом для всей ведическо-оккультной традиции как Запада, так и Востока.

Тем не менее, в Обращении читаем:

«Мы считаем абсолютно недопустимым тиражирование в России книги Салмана Рушди «Сатанинские стихи», до глубины души оскорбляющей религиозные чувства мусульман».

Таков образцово показной мировоззренческий стандарт терпимости к потенциальным союзникам, предназначенный для всеобщего обозрения.

Но по существу это — обыкновенное лицемерие, проявление двойных стандартов, о необходимости изжить которые для возрождения России — региональной цивилизации — напомнил А.Кротов (в том числе и редколлегии «Русского вестника»), поскольку смысл сказанного в Коране и ссылки на него в наших работах противны тем, кто намеревается держать мусульманскую составляющую в патриотическом движении России за подчиненных и временных союзников, проявляя при этом формальную внешнюю веро- и обрядотерпимость к мусульманскому ритуалу богослужения, в котором Коран читается повсеместно на арабском языке.

Вследствие этой особенности ритуала исторически реального ислама смысл Корана остается недоступным для многих неарабоязычных мусульман, а тем более — для остального населения. И эта недоступность смысла Корана вполне устраивает вождей патриотизма, из числа верноподданных православной иерархии.

Но как только смысл Корана, затрагивающего проблемы, далеко выходящие за границы мусульманской культовой обрядности, начинает излагаться открыто русским языком для всех, то это немедленно называется «разрушительным воздействием оккультизма на человеческое сознание и общество», поскольку для внутреннего употребления и «боевого» стада православных патриотов предназначен качественно иной стандарт: «Только одна вера истинная — православная, а остальные веры ложные, они измышлены дьяволом и человеческой гордостью».

Последнее мнение по отношению к Исламу и высказал С.Рушди, на книгу которого ополчились участники конференции в своем Обращении, вряд ли дав себе труд прочитать и Коран, и книгу С.Рушди, что необходимо для того, чтобы иметь содержательно обоснованное мнение.

Приведенный мировоззренческий стандарт для внутреннего православного употребления взят из публикации в еженедельнике «Итоги» от 24 ноября 1998 г., где освещается попытка ликвидации в судебном порядке московской организации «Свидетелей Иеговы» по иску прокуратуры Северного округа столицы. Среди всего прочего была предпринята попытка обвинить иеговистов в разжигании религиозной розни.

«Обвинение в разжигании религиозной розни основывается на утверждении «Свидетелей», что их религия — единственно верная. Первый же вопрос представителя «Свидетелей» Артура Леонтьева поставил представителя прокуратуры, Наталью Адамову, в тупик. Адвокат Леонтьев поинтересовался, можно ли считать разжиганием религиозной розни высказывание «Только одна вера истинная — православная, а остальные измышлены дьяволом и человеческой гордостью»? Прокурор Адамова нашлась лишь через полминуты: «Откуда эта цитата? Источник назовите!» Источником оказалось издание Московской патриархии, но прокурор сочла неостроумным предложение адвоката возбудить дело против Русской православной церкви».

Так зачем же после этого пенять С.Рушди тем, что он, назвав Коран «Сатанинскими стихами» (аятами — в другом переводе), оскорбляет религиозные чувства мусульман и требовать на этом основании запрещения тиражирования его книги в России, если в отношении Корана официальная точка зрения иерархии Русской православной церкви по существу не отличается от точки зрения С.Рушди?

Согласно кораническому учению, гордость, превозносящаяся над искренним служением Богу по свободной воле и совести человека, не способна ни к чему кроме, как быть ретранслятором в общество сатанинских наваждений.

Соответственно, если Корану нет места в православном вероучении, то тем самым подразумевается, что он проистекает от дьявола: либо напрямую, либо через посредничество одержимого гордеца Мухаммада. Если вы честны перед Богом и людьми, то скажите это прямо и после этого со всею Христианской любовью, о которой вы прожужжали всем уши, покажите в тексте и в подтексте Корана сатанизм так, чтобы открыть глаза искренне заблуждающимся мусульманам и тем самым привести их к истинному спасению.

Если, как вы утверждаете, православная вера единственно истинная, а «Святой Дух — наставник на всякую истину» (Иоанн, 14:17, 16:13, Премудрость Соломона, 1:5, 1 Коринфянам, 14:26 — 33, Ефесянам, 4:7 — 16), то Дух, будучи наставником от Бога на всякую истину, откроет вам то, о чем вы попросите.

Когда такой подход был нами предложен в начале марта 1994 г. духовному вождю православных патриотов митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну, он и его канцелярия полтора года были глухи и нéмы. Молчание затянулось до того момента, пока митрополит скоропостижно не был изъят из этого мира, чем Свыше была пресечена его ритуально бессмысленная попытка благословить носителей объективного зла в кораническом смысле на их пирушке-презентации в отеле «Северная Корона» в Санкт-Петербурге 2 ноября 1995 г.

И дело не в том, какое зло, якобы сгубившее митрополита, распространяют вокруг себя А.Собчак и Л.Нарусова. Ограничиться этой проблемкой означает оставаться на позициях православного оккультизма в том смысле, что лично Иоанн оказался духовно слаб, чтобы выдержать боевое соприкосновение с духом А.Собчака и Л.Нарусовой.

Дело в том, что митрополит попытался объективное зло, представителями которого являются А.Собчак и Л.Нарусова, благословить от имени истинного Бога, что объективно неуместно и потому самоубийственно. Сделал это митрополит обдуманно как демон или ритуально-автоматически как биоробот (т.е. выдрессированный «бандерлог») — значения не имеет.

И как показывает судьба митрополита Иоанна, исторически реальному православию проще — в этом мире — упорно раздувать кадило изжившего себя уже к 1917 г. мировоззрения и социологических доктрин, храня ритуально-догматическую «невинность», и лицемерить, имея мнение об обличающем его во зле Коране то же самое, что и С.Рушди, но не пропагандируя его открыто, поскольку мусульмане в России рассматриваются в данный исторический период как союзники православия в деле будущего лаодикийски-православного возрождения России.

Но, если обстановка сложится иначе, то можно в проскрипционный список 2000 религиозных деструктивных течений внести и Ислам; да и вообще ко всему не совпадающему с канонами и традициями исторически сложившегося православия подходить по-инквизиторски (вопреки тому, что Христос не учреждал инквизиции[8]), что в отношении «Свидетелей Иеговы» попробовала осуществить на основе двойных нравственно-этических стандартов якобы светская прокуратура Северного округа столицы.

Кроме того, похоже, что православные патриоты-активисты массовики-затейники способны пойти в своем лицемерии ещё дальше, чем в прошлом зашла католическая инквизиция: та судила сама церковным судом, а для наказания передавала осужденных светским властям; а здесь к следственно-судебной процедуре разрешения разногласий в вопросах веры и свободы совести православные активисты, сами, оставаясь в стороне, пытаются приспособить аппарат государства, провозглашенного светским, в котором согласно конституции (ст. 13) ни одна идеология не может быть признана государственной.

Но единственное, что православные активисты не способны сделать, это — показать заблуждения и лживость своих оппонентов, обличающих их в отступничестве от истинных законов бытия людей и обществ на Земле в эпоху до Судного дня.

Если же без двойных стандартов, то подход к деятельности «Свидетелей Иеговы» и Русской православной церкви должен быть единым: тот факт, что византийская православная церковь вторглась в Россию на тысячу лет раньше иеговистов и успела за это время отчасти обрусеть, а к ней успели привыкнуть, как привыкают к хронической болезни, не является основанием для того, чтобы светское государство защищало её доходы от прозелитской деятельности в России иеговистов, мормонов или какой-то ещё из более молодых, чем Русское православие, церквей. Тем более это касается и отношения к синагоге, которая вторглась, неся множественные бедствия, в жизнь народов Земли ещё до первого пришествия Христа.

Сказанное не означает, что государство должно сквозь пальцы смотреть на деструктивную деятельность тех или иных светских и религиозных движений, но оно обязано выявить объективные критерии разрушительности и на основе единых нравственно-этических стандартов проводить политику созидания здорового будущего образа жизни.

Кто несет объективное добро и способен очищаться от свойственного ему зла[9], те будут действовать — хранимые Богом — вне зависимости от следственно-судебной практики общества, живущего по своим субъективно установленным писаным и неписаным законам; а те, кто заматерел во зле, обречены пожать его объективно самоубийственные плоды также, вне зависимости от субъективизма следственно-судебной и медицинской практики общества.

Но, как некогда сказал Саади, «миловать злых — значит притеснять добрых». И делать так — это зло.

Соответственно государство обязано быть добрым и поддерживать добрых, сдерживая объективное зло, разоблачая его, чтобы все могли по совести убедиться в том, что зло — действительно зло. А для этого законодательство государства должно точно так же, как и господствующее в обществе мировоззрение, выражать истинные законы бытия Объективной реальности, касающиеся бытия человеческого общества в биосфере планеты, а не быть выражением бессмысленно унаследованной от предков традиции, некогда злонамеренно внедренной извне, дабы поработить или уничтожить население государства на законных основаниях, исказив понимание людьми наиболее общих закономерностей бытия Объективной реальности.

Это приводит к пилатовскому вопросу: Что есть истина? Как видно из евангельски-неканонического диалога, приведённого в эпиграфе, явление истины в обществе людей всегда определённо и обусловлено историческим временем и местом действия. Истина в обществе всегда жизненно конкретна. Оторванных от жизни конкретно не определённых «истин вообще» не бывает.

Именно по этой причине и не возможно объединиться на принципе «просто верить, как веровали отцы и деды», поскольку они жили в иное время, с иным конкретным выражением истины самой по себе и её субъективно обусловленным пониманием и недоразумением множеством людей.

Понимания этого у большей части патриотически обеспокоенной общественности нет. Обратимся к тексту того же Обращения конференции в штаб-квартире Партии «Народного» Согласия <с лицемерием?>:

«Участники Конференции считают, что к деструктивным религиозным организациям относятся жестко структурированные религиозные организации, практикующие скрытое психическое насилие, разрушающие гармоничное духовное и физическое здоровье личности, созидательные начала, традиционные духовные ценности, противопоставляющие себя социальным структурам и нормам, сложившимся в обществе, и подтверждают правильность отнесения авторитетными зарубежными и отечественными экспертами и таковыми организациями следующих религиозных организаций», после чего следуют два проскрипционных списка организаций, о которых речь шла ранее.

Но это — пустая декларация о собственной благонамеренности, поскольку ни в Обращении, ни в других материалах не определены сопоставимые с реальной жизнью критерии, которые объективно однозначно могут быть выявлены разными людьми, и на основании которых может быть выявлена созидательность (конструктивность) и разрушительность (деструктивность) в доктринах и практической деятельности названных и не названных в Обращении религиозных и нерелигиозных организаций.

Как уже отмечалось, единственный критерий включения организаций в проект проскрипционных списков, который неоспоримо удается выявить в Обращении «Конференции», это — нелояльность по отношению к иерархии Алексия II и её реальным и потенциальным инакопастырствующим союзникам. И причина такого абстракционизма и неопределённости — в критериях отнесения организаций к созидательным и разрушительным — состоит в тех же двойных стандартах, свойственных православию: оно громогласно вопит о своей якобы созидательности, опираясь при этом на Библию, провозглашенную боговдохновенным «Священным писанием», однако содержащую объективно разрушительную доктрину порабощения всех народов Земли наследниками зачинателей библейского древнеегипетского проекта.[10]

Ссылки в Обращении конференции на подрыв «традиционных духовных ценностей», на отрицание «социальных структур и норм, сложившихся в обществе» — это не критерии «деструктивности», поскольку традиционные «духовные ценности», «социальные структуры и нормы, сложившиеся в обществе» могут быть объективно самоубийственны по отношению к обществу и составляющим его личностям и разрушительны по отношению к объемлющей жизнь общества Природе. И в таких общественно-исторических условиях созидательность личностей и общественных движений как раз и будет проявляться в непреклонном искоренении объективно разрушительных традиционных духовных ценностей и норм организации общественной жизни множества индивидов.

По отношению к «традиционным духовным ценностям» и нормам организации жизни общества разрушителями были Эхнатон, Моисей, Будда, Христос, Мухаммад и многие другие: каждый в своё время и в своем народе. Но объективно они были созидателями.

Объективно разрушителями были приверженцы прежних «духовных ценностей» и норм организации жизни общества, противостоявшие их деятельности и, так или иначе в большей или меньшей мере извратившие оставленное им созидателями после ухода тех из этого мира.

За примерами двойных стандартов и разрушительности «традиционных духовных ценностей» в современности далеко ходить не будем. Обрат[11]имся к тому же номеру «Русского вестника». В нём М.Назаров опубликовал свое «Открытое письмо «кукловоду с длинной фамилией», Э.Тополю, ФСБ и депутату А.Макашову». Как сообщается, радиостанция Би-Би-Си 12 ноября 1998 г. было пригласила М.Назарова участвовать в качестве оппонента в дискуссии об «антисемитизме» в прямом эфире по «делу Макашова», но в условленное время к эфиру М.Назарова не подключили и Э.Тополь, Т.Голенпольский и С.Куняев дискутировали без него.

ДОТУ

Предыдущая страница / К оглавлению / Следующая страница

[1] Непригодна потому, что «людей веками сбивало с толку учение, приписываемое Гермесу Трисмегисту и изложенное в Изумрудной Скрижали, которую арабы называли великим тайным принципом Великой Работы» (Идрис Шах. «Суфизм». М.: «Клышников, Комаров и КО». 1994, стр. 226).

[2] Это афористичное определение «русскости»: «В Христа веруешь? Водку пьешь? — значит, русский», — многим из считающих себя патриотами может показаться оскорбительным. Но если это сочетание Христа и водки оскорбительно для них в одном афоризме, то почему то же самое сочетание водки и веры в Христа они находят в своей жизни вполне уместным и не оскорбительным по отношению ко Христу? На наш взгляд, если это определение «русскости» оскорбительно, то будьте всегда трезвыми, но после этого и ваша вера станет иной, поскольку исчезнет оскорбительность вашей жизни по отношению ко Христу и пославшему его в мир Богу.
Продолжение этого вопроса к православным иерархам. В конце XIX — начале ХХ века русский крестьянин Иоанн Чуриков попытался отделить в жизни веру во Христа от водки, прочего алкоголя и курения. В отличие от Корана он не отрицал ни обрядности (за исключением вашего пьяного причастия), ни догматики православия в их исторически сложившемся виде. Так чего же вы не признаете учения Иоанна Чурикова истинным, нормальным православным христианством, но ополчились против его сторонников, вследствие чего они стали сектой, а не господствующей в России православной церковью, а афористичное определение «русскости» по-прежнему истинно по отношению ко многим?
Если же говорить о чуриковцах, как об одной из христианских церквей, то безусловно, на личностном уровне рассмотрения вхождение людей в абсолютную трезвость — неоспоримое благо. Но при рассмотрении на уровне концепций общественной жизни, его вероучение, если считать его не основой для дальнейшего развития, а завершенной религией (очередным Новым заветом), представляет собой попытку придать второе дыхание полуиздохшей к концу XIX века библейской доктрине порабощения человечества.
Когда в 1917 г. проходили выборы в Учредительное собрание, то все партии в списке были под номерами. Как можно узнать из воспоминаний о братце Иоанне, многие обращались к нему с вопросом, за кого голосовать. Он отвечал: «Голосуйте за № 1 — Новый Завет и за № 2 — Библию».
В стихах, опубликованных в сборнике «Письма братца Иоанна Самарского (Чурикова)» (СПб, «Глаголъ», 1995 г.), он охарактеризовал себя как прохожего, который собрал стадо, разбредшееся у нерадивых пастырей, после чего те обвинили его в воровстве заблудших овец. Художественные образы и иносказательность таких его стихотворений (он посвятил теме самочинного пастырства не одно стихотворение) вполне соответствует идеалам хозяев библейской доктрины о низведении человека до уровня барана.
Есть два воззрения: одно свойственно ведической-знахарской культуре (в том числе и её библейской разновидности) и согласно ему, большинство населения — «стадо», а меньшинство «пастыри», и это — якобы норма жизни общества, данная Богом; другое свойственно кораническому мировоззрению, и в нем Бог отказывается Сам от миссии пастырства и возлагает на каждого человека обязанность быть внимательным и отзывчивым к Его обращениям: «О те, которые уверовали! Не говорите: «Упаси нас!», а говорите: «Посмотри на нас!» — и слушайте. А для неверных — наказание мучительное!» — сура 2:98(104). Тем более Коран не возлагает миссию пастырства и на кого-либо из людей. Разделение общество на «стадо» и «пастырей» противно кораническому мировоззрению. «Мы не возлагаем на душу ничего, кроме возможного для нее», — сообщается в суре 6:153 и в других местах многократно. То есть, какими бы разными ни были люди, ни от кого из них Бог не требует более, чем тот может, вследствие чего живущие по совести в согласии с Богом не нуждаются и «пастырской опеке», низводящей человека до уровня скота.
После ухода братца Иоанна в мир иной (сгинул без вести в ГУЛАГе в 1930-е гг.), его наследие стало застывшей догмой, пригодной только для того, чтобы отрезвлять рабов для хозяев библейской доктрины: ни одному рабовладельцу не нужны спивающиеся рабы, которым нельзя поручить ни одного дела…

[3] Ставим вопрос конкретно: С чем согласия? С лицемерием?

[4] Если бы участников было много и они представляли действительно широкие слои общества, то для проведения конференции штаб-квартире пришлось бы арендовать зал. Кроме того, действительная конференция от тусовки отличается тем, что деятельные участники конференции после неё обретают новые знания либо начинают иначе относиться к тому, что знали раньше; тусовки же эмоциональны, но бессмысленны и потому вредны.

[5] «А властька слушает да ест» (почти по И.А.Крылову) Россию мелким и крупным поедом. На ту же тему у неприязненно воспринимаемых многими патриотами русских-еврейских поэтов:
«СЛЕПОЙ ПРОСИТ МИЛОСТЫНЮ У ПОПУГАЯ, / Старинный Гюбера Робера сюжет, Возобновляется снова, пугая, / Как и тогда, тому 200 лет. // Символ, сработанный на столетья, / Хлещет по голому сердцу плетью, / Снова беспокоит и гложет, / Поскольку слепой — по-прежнему слеп, / А попугай не хочет, не может / Дать ему даже насущный хлеб. // Эта безысходная притча / Стала со временем даже прытче. // Правда, попугая выучили / Тайнам новейшего языка, / Но слепца из беды не выручили. // Снова протянутая рука / Этого бедного дурака / Просит милостыню через века» (Б.А.Слуцкий. «Новый мир», 1987 г., № 10, с. 179).
Это стихотворение опубликовано примерно на месяц раньше, чем А.Аганбегян высказался в «ЭКО», и как должно быть ясно из его содержания, патриотически обеспокоенным не следует упиваться каким-то одним полюбившимся им изданием и собственным графоманством, но необходимо иметь более широкий кругозор, оставив брезгливость, поскольку социология современного общества не чище объекта деятельности гнойной хирургии.
«Обращать внимание» властей предержащих и слепо просить у этого «попугая» милостыню — бесполезное занятие в случаях, когда следует употребить в отношении них власть иного рода — власть концептуальную.

[6] Настоящий текст выражает точку зрения не последователей этой концепции, а лиц, её развивающих на нынешнем этапе истории.

[7] Если редакция считает, что надо просто верить, как веровали отцы и деды, то почему бы ей не показать эффективность такого подхода, объединившись для начала на этой основе со старообрядцами и русской православной церковью за рубежом? Историческая практика показывает, что «просто верить, как веровали отцы и деды», это не та основа, которая позволяет не создавать себе проблем и решать проблемы, унаследованные от прошлого либо порожденные инаковерующими жителями Земли.

[8] Инквизиция это орган, посредством которого «хороший» демонизм борется со всем, что отождествляет с «плохим» демонизмом.

[9] В определенном смысле чиста и «безгрешна» только Лаодикийская церковь, см. Апокалипсис-Откровение, гл. 3:14 — 22.

[10] Более подробно об этом см. наши работы «Мертвая вода», «Вопросы митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому Иоанну и иерархии Русской православной церкви», «Синайский «турпоход»», «К Богодержавию…» по адресу в Интернет: http://www.kobro.com

[11] Имеется в виду длинная еврейская фамилия «главного кукловода» «Березовско-Гусинско-Смоленско-Ходорковский и так далее», которую Э.Тополь называет в своем обращении к зарвавшимся жидам-финансистам, опубликованном в «Аргументах и фактах», № 38, 1998 г.