На хороших условиях вызов эвакуатора в спб всем и каждому.






3. Размывание самодержавия России изнутри

Обращаясь к декабристам (примерно половина из проходивших по делу были масоны — кстати, ист. 29[1]), и А.С.Пушкин, и Ф.И.Тютчев пользовались термином «самовластье» (А.С.Пушкин: «…и на обломках самовластья напишут ваши имена…»; Ф.И.Тютчев: «Вас развратило самовластье…») и не пользовались термином «самодержавие». Революции в России несли лозунг «Долой самодержавие!», но не трогали «самовластье».

Натан Эйдельман[2] в «Науке и жизни» № 10, 1988 г. отождествляет «царизм», «самодержавие», «самовластье». Спрашивается, зачем в русском языке три разных слова для обозначения одного и того же понятия? В действительности три этих слова обозначают три качественно различных понятия: «царизм» — монархический (династический) способ правления; «самовластье» — авторитарный режим, опирающийся на подданных, за которыми отрицает право вмешиваться в вопросы управления государством; «самодержавие» — изначально государственность, свободная от прямого или косвенного, т.е. неосознанного ею, внешнеполитического диктата, это русское слово, аналогичное украинскому «самостийность».

Погромщик Н.Эйдельман, отождествляя их, сужает понятийную базу Великого Русского языка. Это геноцид в отношении русской национальной культуры. Делает это Н.Эйдельман по недомыслию, т.е. по причине своего рода неполноценности, или же делает целенаправленно, это вопрос уже второй, но такого рода явления далее будут анализироваться часто.

Теперь же речь пойдёт об утрате Россией самодержавия, т.е. политической независимости.

Когда официальная историческая наука комментирует фактологию истории России, то она по известным ей причинам отступает от декларируемого ей же принципа рассмотрения «исторических явлений во всей полноте известных фактов». «Единая и неделимая» Российская империя была многонациональным государством, культурные общности, её населявшие, исповедовали все мировые религии. Игнорирование «наукой» этого факта не позволяет проследить историю развития многокультурного, многонационального вопроса в стране большинству её населения, но с другой стороны, это же игнорирование позволяет меньшинству эксплуатировать непонимание большинством населения этого вопроса и доводить существующие противоречия до разрушительного их разрешения (Карабах, Фергана[3] — это не разгул стихии, это управляемые трагедии; о сценаристах и режиссерах-постановщиках речь пойдёт дальше).

Товарищ Сталин в работе «Марксизм и национальный вопрос»[4] (Ист. 5) рассматривает нацию как «прежде всего общность, определённую общность людей» (стр. 292) и выделяет признаки, по которым некую общность можно отнести к категории наций.

«…Нация — не расовая и не племенная, а исторически сложившаяся общность людей. (…) … нация — не случайный и не эфемерный конгломерат, а устойчивая общность людей. Но не всякая устойчивая общность создаёт нацию. (…) Чем отличается общность национальная от общности государственной? … тем, что национальная общность немыслима без общего языка, в то время как для государства общий язык необязателен. (…) Речь идёт, конечно, о народно разговорных языках, а не об официально-канцелярских.

Итак — общность языка, как одна из характерных черт нации. (…) Общий язык для каждой нации, но необязательно разные языки для различных наций! (…)

Нация складывается только в результате длительных и регулярных общений, в результате совместной жизни людей из поколения в поколение. А длительная совместная жизнь невозможна без общей территории. (…)

Итак, общность территории, как одна из характерных черт нации. Но это ещё не всё. Общность территории сама по себе ещё не даёт нации. Для этого нужна, кроме того, внутренняя экономическая связь, объединяющая отдельные части нации в одно целое. (…)

Итак, общность экономической жизни, экономическая связанность, как одна из характерных особенностей нации.
Но и это ещё не всё. Кроме всего сказанного, нужно принять ещё во внимание особенности духовного облика людей, объединенных в нацию. (…) …сам по себе психический склад, или как его называют иначе — «национальный характер», является для наблюдателя чем-то неуловимым, но поскольку он выражается в своеобразии культуры, общей нации, — он уловим и не может быть игнорирован. (…)

Итак, общность психического склада, сказывающаяся в общности культуры, как одна из характерных черт нации. (…)
Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в общности культуры. (…)

Только наличие всех признаков, взятых вместе, дают нам нацию» (Ист. 5[5], стр. 292 — 297 с изъятиями).

«Глубокие специалисты» могут оспорить сталинское определение нации, но:

во-первых, указанные признаки объективно существуют, и в силу этого по ним можно различать определённые общности людей;

во-вторых, если кому-либо хочется пользоваться иным «лучшим» определением нации, это его право, а для выявления существа рассматриваемого нами вопроса определения с меньшим количеством признаков нации просто не подходит.

ДОТУ

Предыдущая страница / К оглавлению / Следующая страница


[1] А.Селянинов, «Тайная сила масонства», С-Петербург, 1911 г.

[2] Историк, автор многих научно-популярных книг. Один из авторитетов по вопросам истории в годы перестройки. (Пояснение 2007 г.).

[3] «Горячие точки» в Азербайджане и Узбекистане, где в годы перестройки произошли кровавые столкновения на «национальной почве». (Пояснение 2007 г.).

[4] И.В.Сталин, «Марксизм и национальный вопрос», Сочинения, т. 2, Москва, 1946 г.

[5] И.В.Сталин «Марксизм и национальный вопрос», Сочинения, т. 2, Москва, 1946 г.