Выдержки из лекций

Лекция 1

… Нелепо также предполагать (а на уровне подсознания это, увы, априори предполагается из-за недостаточного «вхождения» в чужой язык), что английский язык беднее русского. И наоборот. Любую мысль, любую ситуацию в обоих языках можно совершенно равнозначно передать средствами другого языка. Без ощутимой потери смысла, без потери стиля. Утратить можно лишь смысловые или стилевые оттенки. Но оттенки, к сожалению, во многих случаях, если даже не в 90%, — целиком никоим образом не совпадают. С этим приходится считаться…

… Если представлять значение каждого слова в виде круга, а значение (приблизительное) этого же слова на другом языке в виде такого же круга, то наложение этих кругов друг на друга никогда не даст полного совмещения…

… Банальные глаголы “go” (у них) — «идти» (у нас) не пересекается некоторыми своими смысловыми оттенками друг с другом. При желании можно проанализировать ЛЮБОЕ слово из общеупотребительных и ежедневно используемых. Получится аналогичная картина. НИ ОДНОГО ПОЛНОГО СООТВЕТСТВИЯ СЛОВА СЛОВУ при, казалось бы, абсолютной — на первый взгляд — идентичности.
Об этом крайне важном факте переводчики склонны напрочь забывать в силу инерции, давления собственного языкового поля, заедающей текучки. И в итоге порой выходят нелепые смысловые несоответствия…

… Все слова английского языка, кроме узкоспециализированных, не имеют и не могут иметь ПОЛНОГО русского эквивалента. Слишком много подоттенков смысла включают в себя каждое слово. Слишком много…

… Однотипные ситуации, всё, что касается восприятия английским индивидуумом окружающего мира, он выражает не только иными словами и иными грамматическими конструкциями, он выражает это ИНЫМИ СПОСОБАМИ соотнесения себя и мира и себя в мире…

… В отличие от грамматических конструкций, эти самые штампы — или лучше назвать их по-английски patterns — по которым обычно, но, разумеется, не всегда, и строится английский текст (речь), могут и должны быть подвергнуты анализу. Причём такому, какого мы ещё не встречали за бытность свою работы переводчиками нигде.

… И у них, и у нас существует определённый набор понятий, вес которых и отношение к которым в разных культурах и языках примерно одинаковое: секс, тёща, бутылка, работа, начальник (для мужчин); дети, секс, муж, наряды, старость (для женщин). Если это чётко воспринимать на «подкорковом» уровне, то такие ситуации, будь они хоть как выражены языковыми средствами другого языка, не могут нести в себе ничего иного, кроме примерно таких же эквивалентов в нашем родном языке…

Лекция 2

… Переводческим искусством, как и любым другим, невозможно овладеть в совершенстве за месяц — и даже за год. Помимо огромного арсенала профессиональных навыков, оно требует от переводчика глубокого знания языка, которое достигается годами учёбы. В чём-то его можно сравнить, ну, скажем, с игрой на рояле. Разве можно за месяц научить человека играть как Рихтер?
Однако, подойдя к этому вопросу с чисто практической, так сказать, «житейской» точки зрения, мы увидим, что в основе любого виртуозного мастерства лежит некий базовый набор фактурных приёмов, владение которыми и отличает профессионала от любителя. Опять же, обратимся для сравнения к фортепианной игре. Однажды известный джазовый пианист Даниил Крамер давал по телевидению мини-уроки игры на фортепиано. Из всего многообразия своего виртуозного мастерства он выбрал несколько фактурных рисунков, характерных для джаза, и показал их телезрителям. В результате любой из зрителей, усвоивший эти фактуры, сможет довольно сносно «изображать» джаз. Для друзей и знакомых его игра будет вершиной искусства. И даже более широкая публика одобрительно кивнёт, услышав такую игру.
Нечто подобное справедливо и для переводческого искусства…

Лекция 3

… Вполне можно не обращать на эти упорные артикли английского никакого внимания. До тех пор, пока не встанешь перед каким-либо предложением в полный и непроходимый тупик.
Кажущаяся простота: в ед. и мн. числах, если речь идёт о существительном уже упоминавшемся или известном, ставится the, то же, что упоминается в первый раз или ещё по смыслу неизвестно, предваряется в ед. числе a/an, во мн. числе — отсутствием артикля вообще (или точнее «нулевым артиклем»).
Просто? Очень просто.
Но ведь это не зря. Ведь не зря же они расставляют и расставляют артикли.
По-русски это можно назвать «скрытым ударением», «скрытым напоминанием реципиенту о важности, свежести, неважности, повторности чего-либо».
Можно представить весь английский текст пронизанным (для русского ума) маркерами особого рода. Тогда эти маркеры будут нести в себе скрытую информацию, скрытый смысл, который (как мы уже говорили) должен отображаться и в русском варианте перевода…

Заказать курсы!