Исследования





Пользовательского поиска


Закон о русском языке

Несколько слов в защиту

Андрей Митин
директор ССРЯ

В последнее время во многих средствах массовой информации неоднократно прозвучали отрицательные оценки принятия Госдумой (нижней палатой Федерального собрания) Закона «О государственном языке Российской Федерации» (5 февраля 2003 г.).

В данной статье, помимо того, что я привожу текст закона полностью (его полезно прочитать хотя бы один раз каждому гражданину России), я пробую доказать, что данный закон обладает по крайней мере несколькими неоспоримыми достоинствами, которые перевешивают все остальные его недостатки.

Преамбула:

О государственном языке Российской Федерации

Принят Государственной Думой 5 февраля 2003 года

Настоящий Федеральный закон направлен на обеспечение использования государственного языка Российской Федерации на всей территории Российской Федерации, обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации, защиту и развитие языковой культуры.

Не думаю, что вышеприведённый абзац вызовет у кого-либо «зубную боль» от явного идиотизма написанного. Поскольку идиотизма никакого нет. Есть краткое выражение «цели» закона. Или, иными словами, для чего создан закон. Хулителям придраться в данном абзаце не к чему.

Обращаю внимание тех, кто склонен выискивать ущербности на ровных в общем-то местах, на ключевое слово, которое далее будет повторяться — «государственный язык».

Статья 1. Русский язык как государственный язык Российской Федерации

Вот и повтор ключевого слова: в самом названии статьи. Снова «государственный язык».

Поясню сразу — писать законы об очевидных вещах мироздания (к примеру, Закон о ежедневном восхождении солнца на востоке) человек с нормальной головой никогда не будет. Но в жизни нас, людей, существуют определённые правила сосуществования, которые нами же, людьми, издавна регулируются законами. Если некоторые — важные в общежитии людей — вещи не регулировать, то общества как такового не будет. Будет хаос. Бес-предел'с.

Эти важные вещи у всех на слуху. К ним относятся хозяйственные правила-законы, вопросы строения государства, законы об объединениях, правах и свободах отдельных личностей, и т. п.

Но есть также особые, «пограничные» области. Те, специалистами в которых все считают самих себя, те, реальное регулирование которых очень и очень непросто, те, которые при кажущейся простоте и однозначности, имеют мощный глубинный смысл. Именно к таким областям относится сфера языка.

Поясню. Язык, так же как земля, к примеру, остаётся «общей» ценностью всех, а не кого-то в отдельности. Поэтому внимание к языку должно быть трепетным. Он есть то, что нас объединяет, связывает в бытии, позволяет нам быть тем, кем мы являемся — русскими.

И позволять, кстати, всем, кому угодно, делать с языком (повторю: нашей «общей» ценностью) что угодно — непозволительно. Сфера регуляции языка точно такая же сфера регуляции, как миграция, как экология, как строение государства. Но никому и в голову не приходит судить скоропалительно о миграции и иже, никто и не думает отрицать того, что миграцию и прочее НЕ надо регулировать.

1. В соответствии с Конституцией Российской Федерации государственным языком Российской Федерации на всей её территории является русский язык.

Охо-хо — может сказать иной критик. И добавит: «Блин, ну а какой же ещё?!»

А я отвечу, что не так всё просто, как кажется. Во-первых, страна у нас многонациональная, многоязыковая. К примеру, татарский язык ничем не хуже русского. И что помешает посчитать татарский язык точно таким же государственным, как и русский? Татары составляют по численности вторую нацию после русских. Третью или четвёртую, кстати, чеченцы.

Поэтому «узаконение» очевидного факта, считать в государстве Российском ГОСУДАРСТВЕННЫМ языком язык русский — есть не «восход солнца на востоке», а основоположение. База, утверждение. Если этого нет, то бишь не определено чётко, какой язык государственный, то вполне возможно ожидать в будущем возникновения разных вопросов: типа, а почему, собственно, русский?

2. Статус русского языка как государственного языка Российской Федерации предусматривает обязательность использования русского языка в сферах, определённых настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами, Законом Российской Федерации от 25 октября 1991 года ? 1807-I «О языках народов Российской Федерации» и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, его защиту и поддержку, а также обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации.

Определение «государственный» в данном абзаце — неслучайно. Потому что никто никому не запрещает использовать КАКОЙ угодно язык в КАКИХ угодно целях в КАКОЙ угодно сфере, кроме нескольких, вышеперечисленных. И это всего лишь логично. Как не может быть абсолютной свободы. Всегда есть ограничения, которые регулируют свободу либо для удобства всех, либо для блага всех.

Иными словами, данным абзацем законодательно запрещается использовать иной язык, кроме русского, в ОПРЕДЕЛЁННЫХ сферах. А не во ВСЕХ, как трактуют закон некоторые граждане и читатели, не удосужившиеся внимательно прочитать этот закон.

3. Порядок утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации определяется Правительством Российской Федерации.

Данное положение очень новое и очень, по-своему, революционное. Такого положения нет в законах о языках других стран. Данная статья запрещает ИНОЕ толкование правил русской орфографии и пунктуации, нежели то, которое будет законодательно утверждено Правительством РФ. Вся хитрость, или, если хотите, гибкость данного положения в том, КАК именно будут утверждаться правила. Логично предположить, что правительством РФ будет дано задание академическим институтам провести исследования, выработать ЕДИНЫЕ правила и уж затем ЗАКОНОДАТЕЛЬНО их утвердить. Другими словами, избежать тех явных или неявных искажений, отсебятин, которые позволяют себе практически все, профессионально связанные с языком (и мы, ССРЯ, в том числе!). К данному положению надо относится как к правилам дорожной безопасности. Как к промышленной стандартизации. Ничего плохого в единообразии нет. Качество может повыситься лишь после сведения всей системы к единой точке отсчёта.

4. Государственный язык Российской Федерации является языком, способствующим взаимопониманию, укреплению межнациональных связей народов Российской Федерации в едином многонациональном государстве.

Данный абзац строго декларативен и не несёт в себе никакой чётко выраженной функции. Это — недостаток закона. Но «кашу маслом не испортишь», как говорит наша пословица. Тем более что, по существу, в этом абзаце говорится чистая правда.

5. Защита и поддержка русского языка как государственного языка Российской Федерации способствуют приумножению и взаимообогащению духовной культуры народов Российской Федерации.

Об этом абзаце можно сказать то же самое.

6. При использовании русского языка как государственного языка Российской Федерации не допускается использование просторечных, пренебрежительных, бранных слов и выражений, а также иностранных слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке.

Мы подошли к «камню преткновения» данного закона и остановимся на этом абзаце подробнее.

Снова обращаю ваше внимание на ключевое слово «государственный». Данным определением выносится за скобки любое мнение любого критика данного закона о том, что, мол, теперь и браниться нельзя, материться нельзя, просторечно говорить и писать нельзя. Вообще ничего нельзя. Всё, господа-товарищи, МОЖНО. Нельзя лишь делать это, если вы используете язык в качестве государственного (далее подробно описывается те сферы применения языка, подпадающие под действие «государственного»). Во всех остальных случаях — ради бога! Насилуйте свой родной язык, делайте с ним непотребства, калечьте его, уничтожайте пренебрежением. Закон не запрещает вам это делать. Это уже вопрос вашей совести, личной ответственности за родной язык, в конце концов, культуры.

Почему же закон запрещает «…использование просторечных, пренебрежительных, бранных слов и выражений…»?

А вы можете себе представить, чтобы, к примеру, в суде, приговор звучал так: «Сгноить козла в тюряге!»? Я не могу. Это вопрос этики, какие слова и как употреблять в разных ситуациях. Закон лишь устанавливает НОРМЫ употребления языка в определённых случаях. Чтобы мы, даже если кому очень захочется, не позволяли себе опускаться ниже определённой планки.

Данный запрет является запретом взрослого ребёнку: «Не тыкай незнакомым тётям и дядям — это НЕВЕЖЛИВО, обращаться надо на „вы“!»

Сложность для понимания может вызвать и эта фраза: «…не допускается использование… иностранных слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке».

Эти слова направлены на долговременную и кардинальную (хотя по мнению многих очень и очень спорную) защиту самого языка как такового.

Попробую прояснить. Есть два слова: «прогресс» и «развитие». Эти слова — практически синонимы. Их отличие, если взять обыденно, не вдаваясь в филологические тонкости, состоит в различии употребления этих слов в определённых словосочетаниях. К примеру, мы вряд ли скажем «прогресс государственного строительства», скорее «развитие государственного строительства», и наоборот: скорее «человечество идёт по пути прогресса», нежели «человечество идёт по пути развития». Но! Оба этих слова уже достаточно давно входят в словарный запас русского языка и ни одно из них НЕ может считаться иностранным (в нынешней трактовке закона о языке). «Прогресс» появился в нашем языке столетия два тому назад, и поэтому иностранные «уши» ещё видны из него. Но и только то.

А вот употребление слов «дефолт», «ваучер», или какое-нибудь «медиабайинг» следовало бы запрещать употреблять в «государственном» языке ДО ТЕХ ПОР, пока они по крайней мере не будут восприниматься как более или менее «русские» возможно большим количеством носителей языка. Хотя бы с высшим образованием. Специалисты промеж собой, кстати, ещё и не так беседуют (да и всегда беседовали), послушаешь их и можно за голову хвататься: мистика какая-то. Но они на то и специалисты, чтобы толковать о СВОИХ вещах в СВОЁМ кругу ТАК, как им удобнее.

Критерием того, какое слово является «иностранным», а какое нет, могут быть суждения профессиональных толкователей языка: филологов, лингвистов, в общем, специалистов по языку/ам. И уже в процессе «толкования» новое это слово может «стать узнаваемым» и плавно войти в язык (если его воспримет русскоязычное общество). А может, кстати, и не войти. Вот тогда-то и пусть его употребляют специалисты (или кто там его придумал и запустил «в жизнь»), а на уровне «государственного» языка про него надо забыть.

Если бы вместо слова «дефолт» в своё время прозвучало бы «отказ от выполнения обязательств», то неизвестно, как бы всё обернулось. А так… сказал молодой Кириенко слово, как отрезал, поди пойми, что он имел в виду?

Если бы вместо слова «ваучер» в своё время прозвучало бы «письменная гарантия», то Чубайсу, после его аферы с приватизацией, вряд ли поздоровилось бы. Либо… приватизация бы приняла другие, более понятные, щадящие и разумные формы.

Меня, разумеется, можно ткнуть носом в слово «гарантия», которое, как ни крути, тоже иностранного происхождения. Либо в «аналог» («…при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке»). А я отвечу так, в 1992 году, когда «ваучер» был впервые ёмко, да на всю страну озвучен, точное значение слова знали лишь экономисты и, может быть, переводчики, а слово «гарантия» и «аналог» знали практически все (второе слово, может, знали и не все, но — многие!).

Таким образом ныне на уровне закона ЗАПРЕЩАЕТСЯ употребление иностранных слов (здесь, правда, налицо явная текстологическая непроработка закона) при наличии ОБЩЕУПОТРЕБИТЕЛЬНЫХ русских слов.

Если бы я составлял закон, да не просто, а вдумчиво, то и я бы, специалист-филолог, переводчик, вряд ли нашёл бы более точный эквивалент того, КАК данное положение закона надо ВЫРАЗИТЬ СЛОВЕСНО. Причём так, чтобы оно было понятно сразу и всем. Не смог бы. Пробовал. Вот, к примеру, можно так: «запрещается употребление таких слов (вымышленных, составленных из разных корней, иностранного происхождения), смысл и точное значение которых явно или неявно допускает неоднозначное их толкование подавляющим количеством носителей языка». Как видите, придраться можно и к этой фразе. Она скорее ещё более спорна, чем та, которая приведена в законе.

Повторю ЕЩЁ раз. Данная статья закона запрещает употребление иностранных (не совсем точно, но зато кратко) слов в ГОСУДАРСТВЕННОМ языке (в сферах употребления языка, как государственного), а НЕ ВООБЩЕ запрещает. Не спешите считать законодателей законченными кретинами.

Статья 2. Законодательство Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации

Законодательство Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации основывается на Конституции Российской Федерации, общепризнанных принципах и нормах международного права, международных договорах Российской Федерации и состоит из настоящего Федерального закона, других федеральных законов, Закона Российской Федерации от 25 октября 1991 года ? 1807-I «О языках народов Российской Федерации» и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, регулирующих проблемы языка.

С моей точки зрения, данная статья грешит излишней декларативностью и, в принципе, ничего «не говорит» в обыденном смысле, но, наверно, юристы могут меня подправить, мол, эта статья — уточнение. Мол, есть и другие федеральные законы о языке, есть Конституция, есть международные договоры. И вот с ними данный закон НЕ вступает в противоречие.

Статья 3. Сферы использования государственного языка Российской Федерации

Предлагаю обратить особое внимание на то, ЧТО законодатели трактуют как ОБЛАСТИ применения ГОСУДАРСТВЕННОГО языка. Читаем:

1. Государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию:
в деятельности федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности, в том числе в деятельности по ведению делопроизводства;

Обратите внимание на «обязательное использование». Если бы г-н Чубайс, будучи «во власти» при проведении приватизации (кстати, в 1992 году и само слово «приватизация» было, между нами, не очень-то и русским) внял бы этому, тогда ещё не существовавшему закону, то…

в наименованиях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности;

… мы, наверно, могли бы избежать многия путаницы (чем отличается «управа» — чёрт побери, ведь русское слово, от «муниципалитета»)!

Умолчу про чехарду ТОО, ООО, ИЧП, ПБОЮЛ и прочее.

при подготовке и проведении выборов и референдумов;

… не стали бы гадать, а чем таким занимаются некоторые люди около избирательных участков. Чем, чем? “Экзитполом” (exit poll)! Каким, простите, полом?

в конституционном, гражданском, уголовном, административном судопроизводстве, судопроизводстве в арбитражных судах, за исключением арбитражного разрешения споров, возникающих в сфере международной торговли, делопроизводстве в федеральных судах, судопроизводстве и делопроизводстве у мировых судей и в других судах субъектов Российской Федерации;

Логично предположить, что в судах федеральных, судопроизводстве и делопроизводстве у мировых судей и в других судах субъектов РФ, а также в арбитражном разрешении споров ПОРОЙ возникает необходимость употребления и специальных, и нелитературных слов (порой и конкретно матерных), включая речь и письмо вообще на другом языке.

Тогда как в конституционном, гражданском и т. д. СУДОПРОИЗВОДСТВЕ этого не допускается.

при официальном опубликовании международных договоров Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов;
во взаимоотношениях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности;

Ну нельзя ругаться и говорить на непонятно каком языке при вышеописанных взаимоотношениях. Не поймут. Это — всего лишь здравый смысл.

Впрочем, если в организации какой-либо из внове приобретённых форм собственности, скажем, в ПБОЮЛ, хозяин захочет «повыражаться» во взаимоотношениях с органами власти, его и без этого закона быстро поставят на место. Снова на основе здравого смысла и этики, вежливости, воспитанности.

в официальной переписке федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации с иностранными организациями, международными организациями, а также дипломатическими представительствами и консульскими учреждениями иностранных государств в Российской Федерации;

Это только кажется, что данным абзацем декларируется то, что и так существует. И иначе и быть не может. Здесь только найти первопроходца, Жириновского, к примеру, и, если не поставить жёсткий заслон, то такая вакханалия может начаться! Впрочем, Ж. уже давно «пробует на зуб» терпение интеллигентных людей.

во взаимоотношениях федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органов, органов местного самоуправления, организаций всех форм собственности и граждан Российской Федерации, иностранных граждан, лиц без гражданства, общественных объединений;

В случае с иностранцами «моя твоя не понимай» не должно проходить ни в коем случае, это ведь государственное дело, а не игрушки. Не можешь, не получается — нанимай филолога, переводчика, проси совета у друзей, в общем, выходи из положения, но делай так, как велит закон.

при написании наименований географических объектов, нанесении надписей на дорожные знаки;

Не хватит ли переименований и свистопляски с переиначиванием названий? Какая, к чёрту, разница, пишется по-русски ТАЛЛИНН или ТАЛЛИН, если у себя они пишут на другом алфавите: TALLINN?

Можно меня спросить, а как это понимать? При чём здесь: «государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию»? Да вот при чём. Сначала будем писать ТАЛЛИНН, с двумя «нн», затем вообще TALLINN, потом включим арабскую вязь при назывании Ирака, китайские иероглифы — при ведении разговора о Китае…

Тенденция к этому есть и очень неоднозначная. Почитайте журналы, газеты, обратите внимание на обилие слов, написанных на иностранных языках. Отсюда один шаг до надписи на дорожных знаках WALK и DON'T WALK, а не просто STOP, что уже есть (вместо СТОП). И далее по теме…

при оформлении документов, удостоверяющих личность гражданина Российской Федерации, за исключением случаев, предусмотренных законодательством Российской Федерации, изготовлении бланков свидетельств о государственной регистрации актов гражданского состояния, оформлении документов об образовании, выдаваемых имеющими государственную аккредитацию образовательными учреждениями, а также других документов, оформление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации осуществляется на государственном языке Российской Федерации, при оформлении адресов отправителей и получателей телеграмм и почтовых отправлений, пересылаемых в пределах Российской Федерации, почтовых переводов денежных средств;

Если прочитать вышеприведённый абзац повнимательнее, то станет ясно, что и здесь закон выступает лишь на страже языка как такового, не позволяя использования иных слов, с иными толкованиями, кроме означенных.

Если в дипломе специалиста будет написано: «пит-босс», «презентант» или «специалист промоушн» (см. здесь), что делать нам, простым смертным? Уныло кивать головой и повторять: «Ну, блин, что у нас за страна!»

По крайней мере, теперь на уровне закона такие вещи будут отслеживаться и не позволяться. Вероятно.

в деятельности общероссийских, региональных и муниципальных организаций телерадиовещания, редакций общероссийских, региональных и муниципальных периодических печатных изданий, за исключением деятельности организаций телерадиовещания и редакций периодических печатных изданий, учреждённых специально для осуществления теле- и (или) радиовещания либо издания печатной продукции на государственных языках республик, находящихся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранных языках, а также за исключением случаев, если использование лексики, не соответствующей нормам русского языка как государственного языка Российской Федерации, является неотъемлемой частью художественного замысла;
в рекламе;
в иных определенных федеральными законами сферах.

Это статья — есть самая что ни на есть спорная из всех.

Давайте поговорим о ней столь подробно, сколь у вас хватит терпения читать мои умозаключения.

Итак: «Государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию в деятельности общероссийских, региональных и муниципальных организаций телерадиовещания,..»

Аж оторопь берёт от возмущения! Да как мне, к примеру, журналисту, смеют приказывать, КАК говорить и писать?!

Перед вами — см. красный от возмущения предыдущий абзац — образец бездумного, сиюминутного ответа, даже не ответа, а какой-то инстинктивной реакции на якобы ущемление якобы чьих-то прав (скажем журналистских, или, если брать шире, «общечеловеческих», свободы слова, к примеру).

На самом деле закон, потакая ещё многочисленным любителям поиграть в слова, увы, ПРЯМО не говорит о том, что ПОРА запретить провокационную СВОБОДУ употребления ВСЕХ мыслимых и немыслимых, литературных и нелитературных, новых и старых, иностранных и бредовых… СЛОВ везде где бы то ни было!

Извините, пукать в автобусе неприлично, а транслировать МАТЕРЩИНУ на всю страну МОЖНО ЧТО ЛИ???

Закон о языке взывает к установлению самого общего порядка (изрядно расшатанного) в нашей стране. Без наказаний, без административной опеки, без цензуры, без давления органов власти на тех, кто отказывается (или активно откажется!) выполнять требования этого закона.

Закон обращается к трезвомыслящим гражданам скорее с воззванием, чем с дубинкой.

Другими словами, всего лишь «… подлежит…»!

2. В случаях использования в сферах, указанных в пункте 1 настоящей статьи, наряду с государственным языком Российской Федерации государственного языка республики, находящейся в составе Российской Федерации, других языков народов Российской Федерации или иностранного языка тексты на русском языке и на государственном языке республики, находящейся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранном языке, если иное не установлено законодательством Российской Федерации, должны быть идентичными по содержанию и техническому оформлению, выполнены разборчиво, звуковая информация (в том числе в аудио- и аудиовизуальных материалах, теле- и радиопрограммах) на русском языке и указанная информация на государственном языке республики, находящейся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранном языке, если иное не установлено законодательством Российской Федерации, также должна быть идентичной по содержанию, звучанию и способам передачи.

Немного тяжёлый для восприятия абзац, поэтому сократим его:

«В случаях использования в сферах, указанных в пункте 1 настоящей статьи (т. е.: “Государственный язык Российской Федерации подлежит обязательному использованию в деятельности…”)… тексты на русском языке и на государственном языке республики, находящейся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранном языке… должны быть идентичными… выполнены разборчиво…

… звуковая информация на русском языке… также должна быть идентичной по содержанию, звучанию и способам передачи.»

Разумеется, добиться полной идентичности, и это вам скажет любой специалист, невозможно.

Поэтому цель данного абзаца ПОПРАВИТЬ и УПОРЯДОЧИТЬ явные или неявные тенденции к упрощению, вульгаризации, искажению смыслов. Т. е. привести язык к единому стандарту, единому, понятному, в соответствии с культурными традициями России.

Другими словами, в этой статье выражается законодательное НЕТ бездумному переносу похабщины из иностранных фильмов в переводы, осмысление вообще процессов передачи ИНЫХ традиций НАМ, ИНЫХ слов НАМ, ИНЫХ способов мысли НАМ, ИНЫХ чего бы то ни было… Только через осторожное осмысление. И только на нормальном языке.

3. Положения пункта 2 настоящей статьи не распространяются на фирменные наименования, товарные знаки, знаки обслуживания, а также теле- и радиопрограммы, аудио- и аудиовизуальные материалы, печатные издания, предназначенные для обучения государственным языкам республик, находящихся в составе Российской Федерации, другим языкам народов Российской Федерации или иностранным языкам.

Можно учить языки и можно пользоваться всеми доступными материалами. Никто и не собирался запрещать это.

Статья 4. Защита и поддержка государственного языка Российской Федерации
В целях защиты и поддержки государственного языка Российской Федерации федеральные органы государственной власти в пределах своей компетенции:
обеспечивают функционирование государственного языка Российской Федерации на всей территории Российской Федерации;
разрабатывают и принимают федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, разрабатывают и реализуют направленные на защиту и поддержку государственного языка Российской Федерации соответствующие федеральные целевые программы;
принимают меры, направленные на обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации;
принимают меры по совершенствованию системы образования и системы подготовки специалистов в области русского языка и преподавателей русского языка как иностранного языка, а также осуществляют подготовку научно-педагогических кадров для образовательных учреждений с обучением на русском языке за пределами Российской Федерации;
содействуют изучению русского языка за пределами Российской Федерации;
осуществляют государственную поддержку издания словарей и грамматик русского языка;
осуществляют контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации;
принимают иные меры по защите и поддержке государственного языка Российской Федерации.

Обратили внимание, что нигде не говорится о том, что тот «нехороший человек», который вздумает не выполнять установления данного закона, не только не будет расстрелян, не только не будет посажен в тюрьму, не только не будет подвергнут штрафу, а даже не будет порицаем? Ни устно, ни печатно.

А вот сделают ли федеральные власти государственной власти следующий шаг, уже реализуя исполнение данного закона: «разрабатывают и принимают федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, разрабатывают и принимают федеральные законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации, разрабатывают и реализуют направленные на защиту и поддержку государственного языка…» — пока неясно.

Поживём — увидим.

Статья 5. Обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации
1. Обеспечение права граждан Российской Федерации на пользование государственным языком Российской Федерации предусматривает:
получение образования на русском языке в государственных и муниципальных образовательных учреждениях;

Язык данного абзаца, разумеется, мог бы быть и не таким корявым. Тогда и смысл был бы яснее, и иное толкование было бы невозможно. Как говорится, «что-то, а уж право то ты имеешь!».

А сказать-то хотели всего лишь вот что: «не волнуйтесь, граждане, никто вас в школах учить не на русском языке не будет». Пока не будет. Пока мы не войдём в «цивилизацию» глобализации с заднего входа. И вот тогда этот закон, если его не поменяет новая Госдума, сработает как надо.

получение информации на русском языке в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации, иных государственных органах, органах местного самоуправления, организациях всех форм собственности;

Пока в органах управления нами, россиянами, работают такие же как мы россияне, то даже помыслить, что нам будут давать информацию иначе кроме как на русском языке, почти невозможно. Но это, повторю, пока. Этот закон работает на опережение. Он ставит базу нераспространения на Россию тонких областей «влияния». Через другие языки.

получение информации на русском языке через общероссийские, региональные и муниципальные средства массовой информации. Данное положение не распространяется на средства массовой информации, учрежденные специально для осуществления теле- и (или) радиовещания либо издания печатной продукции на государственных языках республик, находящихся в составе Российской Федерации, других языках народов Российской Федерации или иностранных языках.

Если газеты или журналы слишком часто будут цитировать на иностранных языках всякие разные фразы, составлять слишком заумные реляции, говорить так, что их невозможно понять, то им можно будет указать на то, что мы, вообще-то, в России живём. Будьте добры, проясните. На литературном, понятном русском языке.

Вспомним телевизионного Гайдара или Горбачёва, вещающих… полный бред. Какой-то «словесный понос», от которого на душе остаётся ощущение пустоты.

Здесь дело не в том, что они (Г. и Г.) говорили не по-русски. Они говорили, убалтывая, а не сообщая. Говорили, затемняя, а не убеждая.

Закон говорит теперь нам, россиянам, что государство обеспечивает «пользование русским языком». Которое включает в себя право указать на место тем, кто по разным причинам, искажает русский язык.

Это очень важный пункт, который требует личного участия граждан в использовании языка. В государственной его области.

Вы все, наверняка, сталкивались с инструкциями к какой-либо технике, с пояснениями к договорам (особенно это касается предоставления доступа в интернет). Так вот, порой, а с моей точки зрения вообще на 100%, язык этих инструкций и пояснений составлен на таком «дебильном» и одновременно «заумном» языке, что впору просто вешаться. Потому что понять это — невозможно. Я уж умолчу про то, что в тексте, как само собой разумеющееся, вставляются слова на иностранном языке; без перевода, без комментариев, без объяснений. Чтобы было понятнее, что я имею в виду, представим гипотетически, что на дверях отдела ГАИ, где владельцы машин ставят свои машины на учёт и получают номера, висит такое объявление:

«Engine number control осуществляется уполномоченными device-инженерами и механиками, maintenance control проводится по списку, получение номеров производится после complete unit check.»

Либо в продуктовом магазине: «Новозеландское butter, без красителей».

Смех смехом, а я лично встречал (и по возможности отражал впечатления в своих статьях: их можно найти на нашем сайте в разделе «Исследования») подобные надписи, инструкции, договоры (по двум таким: предоставление хостинга и доступа в интернет) мы работаем и ныне. Причём я обращался к этим людям, предлагая им переделать тексты, порой бесплатно (хотя это и адский труд), чтобы было хотя бы понятно, о чём идёт речь вообще… всё всуе.

Для себя я это объясняю так: когда у тебя берут деньги, но условия предоставления тебе услуг поданы таким образом, что ты мало что понимаешь в принципе, то тот, кто предоставляет тебе услуги — всегда будет в выигрыше в спорных случаях.

Правда, и это тоже стоит признать, я лично ещё не слышал о подаче судебных исков, «красной строкой» которых было бы обвинение в том, что инструкция написана на «непонятном»… русском. Мне кажется, пора потревожить некоторых. Пора.

2. Лицам, не владеющим государственным языком Российской Федерации, при реализации и защите их прав и законных интересов на территории Российской Федерации в случаях, предусмотренных федеральными законами, обеспечивается право на пользование услугами переводчиков.

Правда, в какой форме это право будет обеспечиваться неясно… Не у всех есть деньги на оплату достаточно дорогих услуг переводчиков.

Статья 6. Ответственность за нарушение законодательства Российской Федерации о государственном языке Российской Федерации

По понятным причинам я отношусь к этой статье с большим интересом (думаю, что и вы тоже). Действительно, а как власть будет следить, чтобы данный закон исполнялся?

1. Принятие федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации, законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации, направленных на ограничение использования русского языка как государственного языка Российской Федерации, а также иные действия и нарушения, препятствующие осуществлению права граждан на пользование государственным языком Российской Федерации, влекут за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Вот и весь сказ, как говорится. «Мели Емеля, твоя неделя». Вы что-нибудь знаете про того, кто как-либо был наказан? Я — нет.

2. Нарушение настоящего Федерального закона влечёт за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Угу. В размере 2, а иногда даже 3 копеек штрафа.

Статья 7. Вступление в силу настоящего Федерального закона
Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования.
Президент Российской Федерации В. Путин

Подытоживая.

В долгой перспективе «беззубый» закон страшнее несправедливого, т. е. такого, который за малые проступки наказывает слишком жестоко. Потому что он «расшатывает» основы государственного устройства. Потому что он показывает неспособность властей навести такой порядок, который отвечает чаяниям и стремлениям нормального и здравомыслящего большинства.

Этот закон хорош всем, кроме перечисленных в нём деклараций, кроме отсутствия в нём прописанных ОТВЕТСТВЕННОСТЕЙ и тех инстанций, которые будут следить за его надлежащим исполнением.

Другими словами, он ничего не говорит, стыд замучал, что ли, о введении моральной цензуры. Или этической. Или цензуры, нацеленной на защиту русской культуры.

Именно цензуры, которая прямо, чётко и жёстко будет запрещать или поправлять всё, что: а) неэтично, б) аморально, в) не отвечает требованиям данного закона.

Которая поставит на место словоблудящих журналистов, обозревателей, дикторов, комментаторов, лишённых моральных устоев режиссёров, актёров, певцов и певичек, лживых политиков, хитромудрых коммерсантов, нас, в конце концов — одуревших от обилия столь разной информации, столь противоречивой, столь мутной и смутной, сколь и тупой, которая, наконец, вдохнёт хотя бы, для начала, понятие этической нормы в нашу жизнь. Давайте начнём с языка.

Обилие свободы слова (и образа, кстати) должно наконец закончиться. Русло разлитой Горбачёвым реки должно войти в свои нормальные берега.

Хочется жить нормально.

P. S. Вчера, 25 февраля 2003 г., передавали выступление Жириновского и ещё кое-кого перед академиками и студентами. Ж. говорил матом. Академики краснели, студенты смеялись. Закадровый комментарий был корректным, с лёгкими одобрительными смешинками в голосе. Ха-ха, посмеялись на славу. Когда подобные выступления войдут в норму, будет поздно.