По вашему желанию автобетононасос цена по низкой цене.



Исследования





Пользовательского поиска


Воблер в молочных реках

Юлия Семёнова

Опять, скажет наш постоянный читатель. Опять эта ехидная Служба собирается ворошить рунетовский муравейник, анализировать, разоблачать, совестить... Бесплатный сыр всесторонне обсудили, после чего взялись за молочные реки, кисельные берега? Что-то у вас «словарный запас иссяк».

И ошибётся наш уважаемый постоянный читатель. Потому что на сей раз Служба собирается заняться своим прямым делом, гораздо более насущным и неблагодарным, — охраной негосударственных границ русского языка.

Каждый нормальный человек в том или ином вопросе хоть чуточку да консерватор. В том числе и в языке. В филологии крайний консерватор называется пуристом, то есть сторонником чистоты языка, его самодостаточности. И всякий пурист прежде всего — противник иностранных заимствований. Всех. Категорически. Слово «пурист» вовсе не ругательное, потому что пуристами в разное время были славянофилы, Владимир Даль, Велимир Хлебников, пуристом был и остаётся, в частности, Александр Исаевич Солженицын. Конечно, все они страшно обиделись бы, если бы услышали, что их убеждения подпадают под иноязычное определение — «пуризм» — но тут уж ничего не поделаешь: это заимствование законно. (Почему именно — в этом опусе объяснять не место, но это можно узнать, например, став нашим абонентом.)

Так вот, вернёмся к тому, что каждый из нас по-своему пурист; и, услышав очередное заимствование, на которые у нас лет десять как небывалый урожай, каждый всё ещё вздрагивает и рефлекторно ёжится. Читатель, приготовься вздрогнуть и поёжиться не менее четырёх раз подряд, потому что мы познакомим вас с (http://www.molkonserv.ru) — сайтом фирмы «Молочная страна», которая …пускает всенародно любимый продукт «сгущёнка» на все вкусы. Но мало того, всем, кто торгует её продуктом, эта серьёзная фирма предлагает рекламную поддержку, а именно — «рекламные материалы на местах продаж». И какие материалы!

Стикеры. Постеры. Денверы. Шелф-толкеры. Воблеры.

Немного правильного английского в сочетании с правильным русским. «Стикер» и «постер» специально представлять не надо, но заимствования эти как были, так и остались злокачественными, потому что есть на русском как «наклейка», так и «плакат». Wobbler, от wobble «качаться, дрожать» — это любая объёмная реклама, которая всё время в движении благодаря гибкости материала (флажок, отогнутая реклама, мобиль и т.п.). Denver — вероятно, от названия города Денвер, из описания так и неясно, чем он отличается от обычной рекламной «раскладушки». Shelf-talker (правильное прочтение будет «шелфтокер») — буквально «нечто, взывающее к вам с полки», что совсем было поставило нас в тупик, но ниже по тексту нам объяснили, что имеется в виду… обычный ценник «домиком»!

Зачем? Кто звал их, этих угловатых, шерша…х, суставчатых монстров, в русский язык? Кому они могут быть в радость?

Только представьте, зажмурившись: интеллигентная покупательница с ребёнком (а лучше с двумя) осведомляется у продавца: «Простите, не подскажете ли, как называется такой вот краси…й флажок, прикреплённый над теми симпатичными баночками?» И продавец, наученный фирмой-производителем, на весь супермаркет озвучивает: «во-блер»! И радостно отзываются на вдвойне знакомые звуки местные алконавты…

Однако, к нашей большой радости, в рекламных отделах дистрибьюторов «Молочной страны» знакомство с «воблерами» и «шелф-толкерами» начисто отрицают. Обнадёживающий симптом: значит, не прижилось, и не поплывут косяки воблеров дальше рекламных текстов. Но достаточно вреда они могут причинить и там, ведь рекламные тексты тоже «кто-то» читает.

Пусть, правда, этот «кто-то» попытается запомнить, где денвер, где воблер, а где шелф-толкер! Пусть даже, по словам филологических флибустьеров из «Молочной страны», воблер — это не что иное как стикер, только с гибкой ножкой. Верёвка есть вервие простое.

Мы, разумеется же, понимаем, что чья-то умная голова специально скопировала американские термины с дальним расчётом поразить нас, простых смертных, их квазиэкзотическим звучанием. В самом деле: только самые равнодушные, завидев пресловутые «воблеры», не сделают следующий шаг по пути познания. И такой рекламный ход ССРЯ, конечно, запретить всем и каждому не может, несмотря на его печальные последствия — дальнейшее замусоривание и обезличку русского языка. Но и нам никто не может запретить этот ход в меру наших скромных сил …смеять и обесценить. А тем, кто любит «повторять ходы», невредно задуматься: в какой стране … живёте и на каком языке говорите? И каково вам покажется услышать: «Смотри, какой воблер», — от собственного ребёнка?