разработка грунта






Прямые зарубежные инвестиции

Understanding Foreign Direct Investment

Оригинал статьи: http://www.going-global.com/articles/understanding_foreign_direct_investment.htm

Джеффри П. Грэм (Jeffrey P. Graham)

Определение

Прямые зарубежные инвестиции (ПЗИ) играют чрезвычайно важную роль в быстрорастущем международном бизнесе. Такого рода инвестиции могут помочь компании проникнуть на новые рынки, задействовать новые каналы сбыта, приобрести более дешёвое оборудование, дать возможность купить новую технологию, товар, рабочую силу и просто профинансировать компанию. Для той страны, куда придут инвестиции, или для компании этой страны это означает новые технологии, дополнительные капиталы, увеличение объёма производства, количества производимых товаров, приобретение новых организационных технологий или улучшение менеджмента, и в этом качестве инвестиции могут дать сильнейший толчок экономическим преобразованиям. Прямые зарубежные инвестиции, в своём классическом определении, звучат так: «вложение денег в зарубежную компанию с тем, чтобы последняя смогла построить новый завод в своей стране». Таким образом, прямые инвестиции, направленные на покупку зданий или оборудования, отличаются от непрямых, которые называются «портфельными». За последние годы, когда различного рода инвестиции по всему миру значительно увеличились и утратили свою былую чёткость, определение «прямых зарубежных инвестиций» было расширено до следующего толкования: ПЗИ стали называться любого рода приобретения контролирующего пакета в бизнесе зарубежной компании. Поэтому-то ПЗИ стали иметь множество форм, к примеру, прямые покупки зарубежной компании, приобретение завода или оборудования, инвестиции в совместное предприятие или в стратегический альянс компаний, при котором зарубежная компания получает от партнёра новые технологии, лицензии на интеллектуальную собственность. За последнее десятилетие ПЗИ стали играть главенствующую роль в интернационализации бизнеса. Как ответ на появление новых технологий, растущую либерализацию в законодательствах стран по поводу инвестиций, а также на изменение рынков капитала, ПЗИ также значительно изменились: изменились их величины, размеры, пропорции и методы работы с ними. Новые информационные технологии, удешевление международной связи сделали организацию ПЗИ несравнимо более лёгкой, нежели это было в прошлом. Громадные изменения в международной коммерции, инвестиционной политике, включая вопросы торговой политики и либерализации тарифов, смягчение ограничений на зарубежные инвестиции и приобретения собственности за рубежом, а также проведённая приватизация во многих сферах промышленности, придала за последнее десятилетие новый импульс и новую роль прямым зарубежным инвестициям по всему миру.

Самые глубокие изменения произошли в развивающихся странах: за последние тридцать лет вал инвестиций нарастал в геометрической прогрессии. В 1970-х гг. ПЗИ составляли в среднем менее 10 млрд в год, в 1980-х гг. — чуть менее 20 млрд, а в 1990-х гг. произошёл прямо-таки взрыв: от 26,7 млрд в 1990 до 179 млрд в 1998. И цифры эти растут. Слияния, поглощения, приобретения и интернационализация производства продукции в ряде индустрий — вот что обеспечивает рост ПЗИ. Рост прямых зарубежных инвестиций в развитые страны вырос до 636 млрд в 1999 году, а ещё год назад составлял 481 млрд (источник: UNCTAD — www.intracen.org).

Поборники увеличения зарубежных инвестиций указывают на то, что обмен между инвестиционными потоками выгоден и стране, куда приходят инвестиции, и стране, откуда они поступают. Противники же ПЗИ отмечают, что международные конгломераты всё больше и больше забирают экономическую власть над слабыми и неразвитыми экономиками и, тем самым, вытесняют и подавляют здоровую конкуренцию на местных рынках. Правда лежит посередине.

Для малых и средних предприятий ПЗИ — это возможность более активно участвовать международном бизнесе. В течение последних 15 лет классическое определение прямых зарубежных инвестиций, как я уже отмечал выше, кардинально изменилось. Однако это изменение следует правильно учитывать в контексте той или иной ПЗИ. Во-первых, ясно, что более двух третей ПЗИ составляют приобретения машин, оборудования, зданий. Во-вторых, большинство ПЗИ исходит от крупных международных корпораций и конгломератов. Но, в связи с развитием интернета, возрастающая роль технологий, уменьшение ограничений, связанных с ПЗИ на рынках многих стран, и падение стоимости международной связи означают, что в будущем более важную роль станут играть новые, нетрадиционные формы инвестиций. Правительства разных стран, особенно самых индустриально развитых, внимательно отслеживают ПЗИ, потому что потоки инвестиций из страны и в страну оказывают громадную влияние на развитие их собственной экономики. В США Бюро экономического анализа (http://www.bea.doc.gov), подразделение Департамента Торговли США, отвечает за сбор всей экономической информации по стране, причём эти данные должны включать в себя и данные о ПЗИ. Мониторинг этой информации очень помогает в определении того, как именно конкретные инвестиции оказывают влияние на экономику страны в целом, а особенно влияют на оценку развития отдельных индустрий. Правительство США и правительства штатов внимательно следят за поступлением инвестиций, потому что они хотят, чтобы эти инвестиции реально работали в стране и давали реальную отдачу.

Как изменились ПЗИ за прошедшее десятилетие?

Как указано выше, подавляющее большинство ПЗИ — это приобретение и поставка оборудования, машин, покупка зданий. Экономически такого рода инвестиции проводятся в основном через слияния или приобретения. Для обычного производства они являют собой базовый механизм, не раз доказывавший свою эффективность. Однако за последнее десятилетие многократно выросло количество чисто технологических компаний, только начинающих свою деятельность, так называемых «стартапов», а это, вместе с возрастанием роли и использования интернета, подстегнуло изменения и в способах иностранных инвестиций. Многие из высокотехнологичных стартапов — это крохотные компании, которые выросли из исследовательских лабораторий, из проектов, проводимых зачастую в основных университетах страны и иногда при прямой государственной поддержке, в виде грантов. В отличие от традиционных производителей, многие из таких компаний не нуждаются в крупной производственной базе, им не нужны склады для товаров. Другой фактор, который следует учитывать, — это то, что основным продуктом таких компаний является интеллектуальная собственность, к примеру, на разработанную программу, технологию или процесс. Поэтому размещаться такая компания может практически где угодно, а вложения капитала в такую компанию не связаны с огромными затратами на оборудование, помещения и машины.

Да, во многих случаях именно крупные компании инвестируют в маленькие, высокотехнологичные фирмы. Но есть и разница по сравнению с прошлым: крупные компании не всегда скупают эти маленькие компании на корню. Этому есть несколько причин, но самой важной является следующая: слишком велик риск, связанный с «продвинутой» технологией и завязанным на неё проектом. В случае с устоявшимися индустриями все товары, ими производимые, — отлично позиционированы. Обычный производитель хочет либо выйти на зарубежный рынок, либо как-то обойти торговый барьер с помощью ПЗИ. В этом случае, весь риск состоит в том, что после процедуры инвестирования, продукт, который будет потом распространяться, будут меньше, чем ожидалось, покупать. И всё. Однако не стоит забывать, что производитель уже добавил к своим существующим производственным фондам новые, а международные корпорации могут использовать эти фонды весьма разными способами.

У высокотехнологичных венчуров, как правило, очень долгий инкубационный период. Это означает, что на разработку такого продукта требуется большое количество времени. В случае с программами и другими интеллектуальными продуктами это означает также, что продукт постоянно видоизменяется, причём порой даже до своего проникновения на рынок. Это делает процесс инвестирования ещё более сложным. Когда вы инвестируете в приобретение оборудования или машины, вы знаете, какова реальная стоимость ваших инвестиций и что от них стоит ожидать. В случае вложения денег в высокотехнологичный венчур всегда остаётся элемент неопределённости. К сожалению, волна разорений так называемых «дот-комов», т. е. проектов, связанных с интернетом, в конце 90-х гг. есть тому ярчайшее подтверждение.

Итак, возросшая роль технологий и интеллектуальной собственности в корне изменила поле деятельности ПЗИ. Компании хотят делать прямые зарубежные инвестиции, но из-за превратностей рынка, связанных с дот-комами, они ищут и находят новые инструменты, которые приводят их к искомым целям. Оцените какие именно методы:

Передача лицензий и технологий

Передача лицензий и технологий всегда играла важную роль в сотрудничестве между академической наукой и бизнес-сообществом. С тех пор как правовые препятствия были устранены, новая ситуация позволила университетам закрепить за собой право на использование разработок, сделанных в своих лабораториях, лицензионные соглашения же позволили быстро преобразовать теорию (технологии) в практику (готовый продукт), чтобы последний занял достойное место на рынках. С помощью некоторых правительственных агентств, ссужающих лаборатории грантами и иной финансовой помощью, к примеру, в виде инкубаторских программ, некогда застенчивые институтские «ботаники» ныне выходят на широкую дорогу предпринимательства и образуют команды зубастых дельцов. Стратегические альянсы науки и бизнеса оказывают громаднейшее влияние на развитие некоторых хай-тековских индустрий, среди которых можно назвать следующие (и список будет неполон): медицинские и сельскохозяйственные биотехнологии, компьютерное программирование, телекоммуникации, производство материалов с улучшенными свойствами, производство керамики, сверхтонкие материалы, стекловолоконная оптика, производство мультимедийной цифровой продукции, оптика и изображение, робототехника и автоматизация. Целые индустриальные районы возникают сейчас как грибы после дождя вокруг университетских лабораторий, там, где технологии были изобретены, апробированы и преобразованы в рыночный продукт. Лицензионные соглашения позволяют производственным компаниям полностью использовать преимущества использования технологических наработок до выплаты роялти разработчикам до тех пор, пока новая технология не будет полностью отлажена и готова к производству.

Взаимные соглашения о распространении продукции

В действительности, этот вид альянса можно назвать чисто торговым, но в самом своём глубоком смысле такой альянс есть прямая инвестиция. Судите сами, две компании, работающие в одной или смежных областях, соглашаются выступить местными дистрибьюторами продукции другой компании на своих местных рынках. Классический пример — мебельная индустрия. Некая компания из США, производитель столов, подписала соглашение о взаимном распространении продукции с испанской фирмой — производителем стульев. Обе компании получают прямой доступ к дистрибьюторской сети в другой стране без необходимости оплаты поддержки дистрибьютора и прочих расходов, связанных с дистрибуцией, причём ни одна из обеих компаний не разрушает рынок другой компании своим продуктом. Имея на руках подобное соглашение, испанский производитель стульев наверняка вложит в США деньги на создание своего офиса, чтобы координировать продажи через дистрибьюторскую сеть партнёра, организует склады, поставку и организацию транспортировки продукции, а также будет помогать в решении разного рода административных задач, как то: бухучёте, пиаре и рекламе.

Совместные предприятия и другие гибриды стратегических альянсов

Традиционное совместное предприятие является «двусторонним», т. е. включает в себя две стороны, которые работают в одной области и становятся партнёрами для достижения некоего стратегического превосходства. Причины альянса могут быть разными: необходимость в получении таких технологий, которые склонят на сторону компании — получателя технологии весь рынок, желание получить доступ к интеллектуальному богатству в форме высокооплачиваемых сотрудников, доступ к ранее закрытым каналам распространения в ключевых регионах земного шара. Есть одна причина, которая объясняет то, почему большинство совместных предприятий состоит лишь из двух партнёров. Причина эта — разница корпоративных культур. Даже если обе компании из одной страны, объединиться им всё равно трудно. Если же взять компании из разных стран, то такое объединение вообще менее чем вероятно. Наверно поэтому совместные предприятия, после нескольких лет партнёрства, чаще всего распадаются. Если же в предприятие сливаются три или более участников, то они чаще всего называются по-другому: синдикатами и предназначены для выполнения специфических проектов, для какого-нибудь крупного строительства, где требуется широкий диапазон услуг, финансов, трудовых ресурсов. В определённой степени синдикатами управлять легче, потому что проект сам по себе устанавливает некие ограничения для каждой участвующей в нём стороны и слишком тесное сотрудничество вовсе не необходимо для выполнения всех поставленных задач.

Портфельные инвестиции

Я знаю, что вы внимательно читаете эту статью, и это словосочетание вам уже встречалось. Не собираюсь сильно отвлекать вас. Помните моё определение ПЗИ, мол, оно является приобретением контролирующего пакета в бизнесе. Большую часть последней половины ХХ века, когда ПЗИ стали насущнейшей реалией бизнеса, портфельные инвестиции компании не рассматривались в качестве прямых зарубежных инвестиций, если количество приобретаемого имущества или капитала не позволяло компании — приобретателю овладеть контрольным пакетом. С другой стороны, если две или три компании инвестировали помалу в какую-то одну компанию, то они могут объединиться и достойно противодействовать тем, кто обладает контрольным пакетом. Это — ещё одна форма стратегического альянса, её иногда называют «теневым альянсом». Поэтому, если большинство портфельных инвестиций отнести к ПЗИ нельзя, всё-таки в некоторых случаях портфельные инвестиции есть не что иное, как прямые инвестиции.

Почему ПЗИ так важны при рассмотрении вопроса о выходе на мировой рынок?

Простой ответ таков: прямая иностранная инвестиция позволяет компании одним ударом «убить нескольких зайцев»:

  • Избежать давления иностранного государства — оно будет защищать своих товаропроизводителей.
  • Обойти торговые барьеры: и явные, и неочевидные.
  • Перейти от экспорта продукции, произведённой в родной стране, к организации иностранного офиса, который развёртывает продажи на другом рынке.
  • Возможность резко увеличить производство и продажу товара.
  • Возможность для сотрудничества в совместном производстве, совместном предприятии с местными партнёрами, в совместном маркетинге, лицензионном обеспечении, и т. д.

Более полный ответ неминуемо будет описывать партнёрство в глобальном бизнесе очень расплывчато. Хотя многие бизнес-обозреватели любят выражение: «Думай — глобально, действуй — локально!», это тривиальное клише мало что означает для среднего менеджера малой и средней компании. Эта фраза скорее относится к работе и образу мысли топовиков из международных корпораций. Для работников компаний другого, меньшего ранга, это — очередное сотрясение воздуха. Простым объяснением является разница в перспективе развития бизнеса: для международной компании и для малых и средних предприятий. Первые более всего озабочены созданием большого количества производств по всему миру и доступом на возможно большее число рынков. Малые и средние же компании стремятся начать или поднять продажи на рынках других стран. Появление интернета ввело в искус многих: стало казаться, что всё дело в проникновении на зарубежный рынок. Малые и средние предприятия нацелены сейчас на то, как получить доступ на рынки, как получить доступ к новым формам организации труда и к новым технологиям.

Каковы базовые требования к компании, решившейся на прямую зарубежную инвестицию?

В зависимости от промышленности и типа бизнеса прямая зарубежная инвестиция может выглядеть как чрезвычайно привлекательная возможность. С быстрым развитием глобализации во многих индустриях и вертикальной интеграцией, которая тоже быстро распространяется по всему миру, малое или среднее предприятие по минимуму должно лишь идти «в ногу» с мировыми тенденциями в своей области. С точки зрения конкурентоспособности крайне важно знать, выходят ли конкуренты на мировой рынок и, если «да», то как именно. В то же время, важно отслеживать, как глобализация влияет на клиентов внутри собственной страны. Очень часто, насущнейшей необходимостью развития компании является простое следование за своим клиентом, который расширяет свой зарубежный бизнес.

Доступ к новому рынку — вот ещё одна главная причина для инвестиций за рубеж. На определённой стадии развития компании экспорт продукции или услуг достигает своей критической точки по объёму и по стоимости, в этот момент организация офиса и продаж или производства в другой стране становится просто дешевле, чем продолжение прямого экспорта. Тогда любое решение об инвестировании за рубеж является комбинацией из нескольких факторов. Они включают в себя следующие:

  • оценка собственных ресурсов,
  • конкурентоспособность продукции,
  • анализ рынка,
  • предположения по новому рынку; что рынок может дать.

При оценке собственных ресурсов надо задать себе вопросы: есть ли у компании чёткое намерение, исходящее от топ-менеджеров, на зарубежные инвестиции, согласен ли с этим средний менеджмент компании, позволят ли ресурсы компании оказать поддержку в течение длительного времени организации зарубежного филиала? Провела ли компания широкое исследование рынка, включающее в себя анализ промышленности, товаров и законов той страны, где будет филиал, в частности законодательства о прямых зарубежных инвестициях? Сделан ли трезвый обзор имеющихся ресурсов относительно не только самих инвестиций, а также всех остальных затрат, которые будут этой инвестицию сопутствовать? Хорошо ли проанализирована и проработана информация о ПЗИ в стране, куда будут они направлены, о местной промышленности, о законах той страны, об удержании налогов, о стимулах, способах финансирования, каналах распространения и других необходимых данных, выбран ли самый подходящий вариант вхождения на другой рынок (строительство нового предприятия, покупка, слияние, совместное предприятие, и т. д.)? Составлен ли план с разумной перспективой и реальным освоением рынка с помощью выбранной стратегии? Если зарубежная экономика, промышленность или инвестиционное законодательство сильно зарегулированы государством, налажены ли связи с соответствующими правительственными агентствами, выработаны ли общие планы действий? Учитывается ли в плане развития предприятия политические риски и риски резкой смены курсов валют?

Помимо анализа собственных ресурсов компании необходимо также ознакомиться с огромным количеством внешних данных о ПЗИ, которые будут нелишни в данной ситуации и помогут разобраться что есть что. Из интернета можно почерпнуть многое. Вот, к примеру:

www.unctad.org — отчёты о глобальных и региональных направлениях ПИИ;

www.oecd.org — тенденции о глобальных ПЗИ, указатели по странам, обзоры инвестиций, анализ;

www.columbia.edu/cu/libraries/indiv/business/guides/fordinv.html — огромное количество ссылок на статистику, касающуюся ПЗИ в мировом масштабе;

www.doc.gov — вебсайт Департамента торговли США. Он содержит множество информации о тенденциях развития разных промышленностей, обзоры инвестиций за рубежом;

www.itd.org — совместное предприятие Всемирного Банка и ВТО; вебсайт содержит огромное количество ссылок на отчёты по экономике по разным странам, информацию правительственных агентств разных стран;

www.opic.gov — список финансовых и страховых программ для американских фирм, собирающихся инвестировать за рубеж. Общая информация и ссылки для потенциальных инвесторов.