Для вас в нашей компании оцинкованная труба для всех желающих.






X ПРИЛОЖЕНИЯ

Двухчастный оператор

Это самый трудный оператор. Он даёт направление трёхчастному. Существуют только два направления, и поэтому двухчастный отличается от дихотомии в четырёхчастном. Допустим, мы можем подумать, что правдивое и лживое — есть дихотомия, но наши исследования показывают, что это не так. Это одна из тех двух пар противоположностей, которые принадлежат четырёхчастному. Поэтому-то у нас получается четыре, а не два. И заметьте, что фактически так и выходит. Невозможна ситуация, при которой описание истинного и лживого будет самодостаточным.

К примеру, перекрёстный допрос свидетеля в суде. Его спрашивают: «Где вы были ночью?» и т. д., и продолжают спрашивать в том же духе до тех пор, пока свидетель не сделает непоследовательного (несообразного) заявления. Адвокат или прокурор уловят эту непоследовательность и начнут оказывать давление на свидетеля, чтобы узнать правду. Сразу приходит на ум пример с Соломоном.

Другими словами, правдивое-лживое не есть двухчастная дихотомия. Есть ещё одно соотношение, которое уравнивает первое: его можно назвать суть-не суть, уверенность-неуверенность.

Что же такое тогда двухчастный оператор?

Это такой оператор, чьи противоположности не уравниваются в двойственности (дихотомии). Ещё этот оператор отличается от двойственностей в четырёхчастном анализе тем, что требует для самовыражения три измерения.

Стрелки


Эти две формы не могут быть повёрнуты так, чтобы совпасть. У них разная направленность спирали: левосторонняя и правосторонняя. Это и есть базовое свойство: одна форма не может превратиться в другую с помощью манипуляций.

Более того, этот оператор невозможно описать объективно. Он включает в себя участие, которое является проективным.

Мы также отметили, что, помимо отношения к течению времени, направления спирали совпадают с двумя направлениями в циклах движения:

Стрелки


Если 1-2-3-4 (против часовой стрелки) обозначает естественное направление движения, т. е. обучение через попытки и ошибки; то 4-3-2-1 (по часовой стрелке) — уже направления компетенции, управления ситуацией, при которых законы ситуации чётко осознаются.

Рассмотрим ситуацию с рыболовом, забросившим удочку в реку:

еда (1) — наблюдение (3)

Рыбак


Предположим, что рыболов голоден, а наживка на крючке — это его последний кусок еды (допустим, кусок ветчины). Есть выбор: или съесть ветчину (что приведёт его к пункту 1 на схеме против часовой стрелки), или насадить ветчину на крючок (что приведёт его к пункту 3 на схеме по часовой стрелке, где он может увидеть, что его ветчину съедает рыба). Пункт 2 — пункт «наблюдение» — противоположен пункту 1 — пункту «еда».

Затем рыба клюёт, насаживаясь на крючок. Разумно предположить, что рыба ловится на пункте 2, но это — бессознательная реакция, приложимая к ситуации с рыбой и не приложимая к рыболову (который знает, что произойдёт, по циклу обучения). Такая ситуация, впрочем, доведена людьми до автоматизма. Рыболов заставляет ситуацию работать на себя.

Мы уже описали это превращение в гл. IX (о целеустремлённом интеллекте). Интеллект, познав, что следствием разжигания огня становится приготовленная пища, решает разжечь огонь, чтобы приготовить пищу. Обратный порядок этих действий требует двухчастного оператора. Эта ситуация так очевидна, что попытка формализовать её кажется сугубым педантизмом. И всё же, если мы не разберем её именно так (формализуя), наша наука будет продолжать видеть мир лишь в одном реверсивном движении из двух возможных.

Потому что, увы, наука продолжает видеть причину, производящую следствие, как предшествующую результату. Но когда мы что-нибудь осуществляем, чтобы получить результат, мы делаем результат причиной. Иными словами, результат встаёт во главе следствия. Предвкушение сочащегося жиром, аппетитно поджаренного куска мяса заставляет нас разжигать огонь.

«Ага! — воскликнет детерминист, узрев закон. — Желание поесть жареного мяса вызывает огонь. Всё-таки и это предопределено!» Для этого пусть детерминист сохранит букву детерминизма, потому что сам детерминизм потерял то значение, которое детерминист вкладывает в это слово. Ситуация восходит к понятию «воля» и становится служанкой воли.

Это наиболее важный пункт в данной книге, и он полностью раскрывается двухчастным оператором, значение которого (в контексте, связанном с человеком) — в использовании закона, чтобы избежать самого закона. В самой середине узловатого ствола детерминизма мы сажаем прекрасный цветок свободы.

Но двухчастный приложим не только к человеческой деятельности. Мы уже показали в более широких описаниях, что он делает возможным возникновение самой жизни. Это тот самый момент, когда молекулы начинают строить порядок внутри себя и двигаться против течения энтропии.

Хотя двухчастный является основой морали, этот аспект лучше всего описывать отдельно. Нам нужно, во первых, чётко понять, как он создаёт закон. Возьмём для примера несколько ситуаций из жизни. Например, однажды электрик сделал ошибку и соединил дверные звонки жильцов первого и второго этажа неправильно. Жильцы, думая показать электрику, чтобы он исправил ошибку, автоматически нажимали на другие звонки. Попадая на правильное соединение.

Хотя изобретатели не часто прибегают к такого рода исправлениям ситуаций, к таким интуитивным решениям, всё-таки это не становится законом. Ведь для того, чтобы сделать исправление, необходимо перевернуть ситуацию наоборот. Один человек однажды изобрёл моторчик на солнечной энергии, в котором использовалась ртуть. Механик, который соединял все трубки, сказал: «Клапан не будет работать; он плавает (в ртути), а должен тонуть». «Переверни мотор вверх ногами!» — ответил изобретатель.

Или известная история про железнодорожных магнатов. Однажды случилась «ценовая война» между Гулдом и Вандербильтом, перевозившими скот из Буффало в Нью Йорк. Соперники всё понижали и понижали цену за перевозку, пока Вандербильт (допустим, он) не снизил цену до уровня одного доллара за голову скота. После этого железнодорожный магнат Гулд, казалось, куда то исчез на время. Вскоре, правда, Вандербильт узнал, что Гулд просто сменил бизнес — он стал покупать скот и перевозить его по железной дороге, пользуясь расценками Вандербильта. А Вандербильт перевозил скот по цене ниже себестоимости перевозки. (Гулд поменял роль перевозчика на владельца.)

Здесь снова возникает вопрос морали: это что — использование преимуществ закона? Здесь мы снова подчёркиваем разницу между использованием того закона, который не известен именно как закон, и того закона, который однозначно является таковым для всех. Мы сначала должны выучиться, как ловить рыбу, как делать так, чтобы всё работало, и только потом, научившись, мы можем спасать свои души, не используя для этого наших же товарищей.

XI ЧЕТЫРЕ ЭЛЕМЕНТА