Вступление

Карла Рюккерт

Впервые я встретила Дона Элкинса в 1962 году. По мне, так у него восхитительный характер – необычное сочетание профессора колледжа и исследователя психических явлений. Он удачно провёл более 200 сеансов регрессивного гипноза, зондируя прошлое людей до их рождения, исследуя вероятности того, что реинкарнации не только возможны, но именно так всё и происходит.

В 1962 году я присоединилась к экспериментальной работе, в основных деталях уже сформированных Доном; эксперимент служил для проверки гипотезы, разработанной с помощью Гарольда Прайса, инженера компании «Форд Мотор». Ранее Прайс познакомил Дона с информацией, которую последний счёл достаточно интересной. Источник её был предположительно внеземной. Содержание было по большей мере метафизическим, и оно увязывалось с тем, что Дон уже успел серьёзно изучить в этой области к тому моменту. Данный материал предлагал инструкции по тому, как наладить связь с внеземными сущностями, и получать дальнейшую информацию подобного характера. Всё это – без необходимости реального физического контакта с инопланетянами.

Гипотеза состояла в том, что подобный контакт – это воспроизводимый феномен; поэтому Дон пригласил поучаствовать в эксперименте дюжину студентов, будущих инженеров, с целью достичь некоего рода телепатического контакта с источником, схожим с источником группы в Детройте. Я попала в этот эксперимент тринадцатой, этим проектом меня заинтересовал мой друг. В тот, самый ранний период, при попытках наладить контакт, Дон всеми силами пытался держать происходящее под контролем, потому что шли месяцы, а результаты, хотя и были по-своему примечательны, одновременно сбивали с толку. Согласно данным инструкциям – мы садились и «медитировали». Но почему-то все, кроме меня, начинали вскоре производить ртом странные звуки. Мне было очень трудно в эти первые шесть месяцев, потому что я еле могла удержаться от смеха, слыша вокруг себя какафонию натужных гыканий и фырканий, чавканья и чмоканья.

Течение эксперимента резко изменилось после того, как группу посетил контактёр из Детройта. Он сел вместе с группой и практически мгновенно с ним вышли на контакт, вероятнее всего телепатически, он передал: «Почему вы не говорите то, что думаете? Мы пытаемся использовать вас, как инструмент общения, а вы боитесь, что будете говорить не те слова». Через инструкции, переданные с помощью этого инструмента – Уолтера Роджерса из Детройта, Мичиган – нашей группе порекомендовали, при воспроизведении тех мыслей вслух, что появляются в голове, воздерживаться от анализов во время сеанса, а анализировать всё сказанное – только после окончания сеанса.

С того вечера прошло порядка месяца, как половина группы начала выдавать информацию. Когда прошёл год, то уже вся группа, кроме меня, могла получать послания. Речь поначалу была медленной, затруднённой, потому что каждый член группы хотел воспроизвести значение слов наиболее точно, и, во многих случаях, этот процесс сбивался страхом передающего сделать ошибку. Тем не менее, это было замечательное время для тех ребят-студентов, начавших этот странный эксперимент.

В январе 1970 года я оставила работу школьного библиотекаря частной средней школы в Луисвилле и стала работать с Доном полный рабочий день. К тому времени Дон был уже убеждён в том, что великое таинство бытия лучше всего исследовать с помощью техник контакта с внеземными разумами, он был настроен сосредоточить свои усилия на этой области.

В тот период Дон работал над сопутствующими исследованиями по теме НЛО, пытаясь, как всегда, «сложить все части пазла вместе». Одной из частей этой великой головоломки был вопрос о том, как НЛО могут материализовываться и дематериализовываться. Сам феномен, казалось, постулирует связь с физикой, которую мы не знали и не умели ей пользоваться. Ещё до того, как я начала работать с Доном, он много раз принимал участие в телепатических сеансах, занимаясь тем, что систематически вычеркивал из своего списка имена контактёров: Дон искал проявление материализации, но не такое, которое мог бы доказать кому-то, а в которое он поверил бы сам. Он чувствовал, что те материализации, которые проявлялись на сеансах, возможно, имеют одинаковую природу с материализациями НЛО. Поэтому его мысли шли в следующем направлении – личное выявление механизма материализации и дематериализации во время сеанса позволило бы ему точнее разработать теории по НЛО.

В 1971 году, после того, как мы с Доном побывали на нескольких сеансах медиумов, которые так и не смогли ничего материализовать, мы посетили сеанс, проводимый преподобным Джеймсом Тингли, священником Спиритуальной церкви из Толедо.

Четыре раза затем мы посещали его сеансы. Перед проведением самого первого Дон тщательно обследовал то место, где проводились сеансы и демонстрации материализации. Это было строение из бетонных блоков, типа гаража. Ни внутри, ни снаружи здания не было никаких хитромудростей. Я не знала о том, что Дон это делает, поскольку просто сидела и ждала начала сеанса.

Вышеописанное – крайне важно в любом исследовании психических проблем. Дон всегда говорил, что одной из моих заметных характеристик, как ассистента учёного-исследователя, была потрясающая легковерность. Практически любой мог разыграть меня – я не очень быстра в схватывании сути. Я принимаю происходящее так, как оно есть, принимая всё за чистую монету, и только потом анализирую, что произошло. Подобная доверчивость – крайне значимый элемент работы при исследовании паранормальных явлений, без него не получается хороших результатов. Желание иметь доказательства неминуемо приводит к нулевым результатам, выхолащивает эксперимент. Открытый же всему ум и желание доверять – ведёт обладателя этих свойств к тому, что можно назвать субъективной и личной уверенностью, и эта уверенность вовсе не равна тому или иному доказательству, раз явление не может быть воспроизведено другими. Однако именно такое субъективное знание и составляет базовую часть духовной эволюции, о чём так убедительно поведал в этой книге Ра, и сами мы исследовали этот феномен долгие годы.

Сеанс у преподобного Тингли начался так же, как и все остальные сеансы подобного рода – с молитв, пения гимнов, таких как «Опора Веков» и «Я Ходил В Сад». В пустой комнате, на прямых стульях, расставленных овалом, сидели порядка 26 человек. Преподобный Тингли зашёл за занавеску и сел на складной стул. Возможно самым интересным из происходящего на первом сеансе было появление довольно чёткого привидения, известного под именем «Сестра». Привидение захотело поговорить со мной и поблагодарить за помощь Дону. Поскольку у меня никогда не было близких подружек-монахинь, я была крайне озадачена. И лишь гораздо позже, когда Дон вёз нас домой на самолёте, он напомнил мне кое-что, и я вспомнила, что его мать, умершая ещё до нашего с Доном знакомства, была известна в семье – как «Сестра».

На этом и следующем сеансе, куда нас приглашали, мы могли видеть фигуры, похожие на материализовавшихся духов, довольно отчётливо. С моей куриной слепотой я едва различала их черты, а вот Дон смог увидеть даже пряди волос каждой сущности.

На втором сеансе внезапно появился какой-то оживлённый «Мастер», а в комнате стало очень холодно. Он сообщил нам что-то возвышенное, а затем сказал, что прикоснётся ко всем нам для того, чтобы мы ощутили, что он реален. Меня он «коснулся» достаточно сильно, оставив синяк на руке. Затем «Мастер» сказал, что сейчас он пройдёт через нас – чтобы мы поняли, что он не из нашей плотности. Он это сделал, и наблюдать за этим было крайне интересно. Подняв руки, он благословил всех присутствующих, прошёл сквозь нас ещё раз и исчез в маленькой лужице на полу.

В 1974 году Дон решил, что пришла пора мне заняться искусством чэннелинга более серьёзно. Он полагал, что сидеть и слушать вдохновляющие послания, которыми я так наслаждалась, в течение 12-ти лет более чем достаточно, и что наступило время взять и на себя некоторую ответственность за изложение «космических проповедей», как их называл Брэд Стайгер. Мы приступили к моей ментальной настройке более интенсивно: через проведение открытых дневных медитаций. Многие из тех, кто уже посещал наши воскресные медитации по вечерам, услышав о дневных сеансах, тоже приходили – в течение трёх месяцев нам удалось подготовить порядка дюжины медиумов, умевших принимать телепатические послания.

В процессе проведения этих самых интенсивных медитаций мы начали делать то, что вошло затем в привычку: включать магнитофон на запись, когда бы мы ни начинали сеанс. Используя накопленный материал, собранный нашей группой, я написала так и не опубликованную книгу «Голоса Богов». Книга системно излагала точку зрения инопланетных, которую они передавали на наших встречах через сеансы чэннелинга. В 1976 году, когда Дон начал писать книгу «Секреты НЛО» (она была выпущена за свой счёт, её можно было купить, заказав почтовую доставку), данные этой неопубликованной рукописи оказались как нельзя кстати.

В то же самое время произошло кое-что ещё, синхронно с другими событиями. Дон и я, ещё до того, как в 1970 году официально зарегистрировали партнёрство «Л/Л Ризёрч», в 1968 написали неопубликованную книгу, озаглавленную «Распятие Эсмеральды Суитвотер».

В 1974 году, в издательстве «Даблдей», Андрия Пухарич опубликовал книгу, озаглавленную «Ури». В ней содержались записи исследования доктора Пухарича об Ури Геллере, и их неожиданное общение с внеземными разумами. Форма контакта была в чём-то новой: когда приходило время напомнить доктору Пухаричу о том, то надо поставить кассету в магнитофон, в воздух, как бы сигнализируя об этом, поднималась пепельница. Затем какая-то невидимая сила нажимала кнопки магнитофона, машина начинала запись. При проигрывании плёнки слышалось послание внеземного источника. Дона особенно впечатлило огромное число совпадений содержания тех посланий с нашим собственным исследованием.

Книга доктора Пухарича, конечно, впечатляет, но особенное впечатление она произвела на нас – и всё из-за невероятного количества точнейших и убедительнейших совпадений между реальными персонажами из дневника работы доктора Пухарича с Ури и предположительно выдуманными персонажами из книги нашей. Предварительно созвонившись, мы приехали в Нью-Йорк, встретились с доктором Пухаричем и поделились с ним нашими многолетними исследованиями, сравнили между собой его и наши работы. Кстати, когда весёлый хозяин вышел на веранду своего дома приветствовать нас, я в изумлении остановилась, глядя на его дом. Представьте себе, что даже дом, в котором он жил в северном пригороде Нью-Йорка, был точной копией дома, которым владел его выдуманный двойник в нашей книге. Сходство было настолько точным, что я не могла удержаться, чтобы не спросить: «Андрия, что случилось с вашими пионами? Когда я писала о вашем доме, я видела, что дорога к нему обрамлена кустами пионов». Андрия засмеялся и ответил: «А-а, кусты. Я вырубил их три года назад».

В 1976 году мы решили приступить к исследованию целого ряда паранормальных явлений, связанных с так называемыми контактами с НЛО. Феномен контакта с НЛО – это совсем не простое явление. Оно требует достаточно ясного понимания и знакомства с несколькими областями знаний. Поскольку «Материалы Ра» – это непосредственный результат нашего непрерывного контакта-исследования с «предположительно» внеземными сущностями, представляется уместным сначала изложить некоторые концепции этой книги, чтобы читатель познакомился с ними до того, как он приступит к самому чтению и пониманию содержания.

Первое, что можно сказать о феномене НЛО, это то, что он крайне странен. Серьёзный исследователь, всё больше и больше читая об НЛО, всё больше исследуя эту тему, обнаруживает спустя какое-то время, что он всё меньше и меньше способен говорить о феномене НЛО, скажем так, «здраво». По результатам проведённых опросов по всей стране, больше половины американцев верят, что НЛО реальны, а телесериалы и художественные фильмы отражают растущий интерес людей к этой теме. Однако есть небольшое количество людей, учёных, которые вполне могут претендовать на исчерпывающее понимание феномена. Доктор Дж. Аллен Хайнек назвал подобное качество исследований об НЛО «фактором крайней странности» и увязал эту крайнюю странность с тем, а так ли уж обоснован сам вопрос о качестве «странности».

Некоторые люди, видевшие НЛО, могут вспомнить об этом лишь через какой-то промежуток времени. К примеру, очевидец увидел НЛО, но в его жизнь будто бы ничего не случилось, потому что он продолжает жить, как обычно. Есть масса случаев, когда после контакта с НЛО у человека теряется в памяти какой-то промежуток времени, и это невозможно объяснить. Зачастую те же самые люди сообщают о раздражении глаз, коньюктивите, иногда о проблемах с кожей. В самых экстремальных случаях, у человека, «утерявшего» часть своего времени в результате контакта с НЛО, меняется характер, он ощущает потребность в помощи психолога или психиатра. Профессор психологии университета Вайоминг, доктор Р. Лео Спринкл проводит ежегодные встречи людей, переживших такой и другие виды «близких контактов».

Именно психотерапевты исследовали известный контакт Бетти и Барни Хиллов с НЛО. Хиллы видели НЛО и «забыли» при этом часть своего прожитого времени. Затем им удалось снизить влияние воспоминаний на свою психику настолько, чтобы спокойно продолжать жить повседневной жизнью. Однако через несколько месяцев у супругов начались ночные кошмары, они стали ощущать приступы беспокойства.

Психиатр, к которому они обратились за помощью, часто применял регрессивный гипноз для терапии лечения. Он поработал отдельно с каждым супругом и, к своему удивлению, обнаружил, что, по его просьбе вернуться в памяти к источнику безпокойства, и Бетти, и Барни Хилл рассказывали о том, что прямо из едущей автомашины их взяли на борт НЛО, там над ними провели какие-то медицинские исследования, а затем вернули обратно, снова в едущую машину.

За годы работы вместе мы с Доном исследовали несколько интересных случаев; но, вероятно, описание только одного из них будет вполне достаточно, чтобы показать исключительную странность феномена, того самого, что с лёгкой руки доктора Хайнека ныне широко известно под названием «близкий контакт третьей степени». В январе 1977 года, всего восемнадцать часов спустя после контакта очевидца с НЛО, нас пригласил наш общий друг – гипнотизёр Лоренс Эллисон. Лоренсу позвонила мать очевидца, она очень волновалась за сына. Мы назначили встречу с этим свидетелем – девятнадцатилетним выпускником школы, работавшим водителем грузовика.

Он видел летающий объект, около 12 метров длиной и 3 метра высотой, цвета заходящего солнца, летевший на низкой, 30-40 метров, высоте. Объект был таким ярким, что глаза парня заболели, но, тем не менее, он не мог отвести от него взгляда. Парня охватил приступ страха, он понял, что он как бы уже и не имеет контроля над машиной. Когда машина оказалась прямо под объектом, тот внезапно увеличил скорость и исчез. Когда парень вернулся домой, мать была сильно взволнована тем, что глаза сына были налиты кровью. Парню удалось точно определить то время, которое не помнил, поскольку он точно знал время окончания какой-то телевизионной передачи (выезд из дома) и время прибытия домой. Он потерял 38 минут своей жизни.

Молодой человек пожелал попробовать регрессивный гипноз, чтобы «найти» своё потерянное время. Мы согласились; после довольно длительного ввода в состояние гипноза, состояние нужной концентрации было достигнуто, очевидец «вернулся» в памяти в тот момент, когда находился прямо под НЛО. Вдруг он оказался внутри летающего объекта, в круглой комнате, выглядевшей, по меньшей мере, вдвое выше, чем высота объекта снаружи. Он видел трёх непонятно кого, но ни один из них не был похож на человека. Один был чёрным, второй – красным, а третий – белым. Все они были похожи на машины. Казалось, что каждый из трёх обладает чем-то вроде индивидуальности, хотя с юношей никто не разговаривал, а самого его подвергли физическому обследованию. Когда обследование закончилось, трое неизвестно кого слились в одно и исчезли. Летающий объект подпрыгнул и мелко затрясся, а парень оказался в своей автомашине.

Если вас интересуют подробности этого случая, то их можно прочитать в «Бюллетене Апро», в «Ревью летающих тарелок», в «Международном репортёре НЛО» и в «Новостях НЛО».

Одним из самых известных аспектов близкого контакта было следующее: наш свидетель вроде как понимал то, что думают и чувствуют инопланетяне, хотя с ним никто не говорил. Телепатический контакт уже давно является предметом изучения, но, несмотря на то, что уже есть масса интересных исследований, работы, подтверждающей существование хорошего телепатического контакта, не существует. Область телепатии всё ещё пребывает на периферии исследований психики. Однако каждый человек, который когда-либо чувствовал, что вот-вот зазвонит телефон, или что он уже знает, что собирается сказать собеседник, ощущал, по меньшей мере, мягкую степень телепатии. Дон установил, что телепатические контакты между ним и Ури Геллером были весьма успешными. И поскольку они сознательно производили подобные контакты без тщательного научного контроля, сообщения об этом не могли быть включены ни в одно ортодоксальное научное издание. С нашей точки зрения, подобный «научный» контроль оказывает ослабляющий эффект на результат любого исследования такого рода.

«Л/Л Ризёрч», которое стало с 1980 года подразделением «Научно-исследовательских лабораторий Рок Крик», до сего дня проводит еженедельные встречи, открытые для любого, кто прочитал наши книги. Мы всё ещё склонны ставить эпитет «предполагаемый» перед словами «телепатические общения с внеземными обитателями» поскольку прекрасно знаем о том, что способа доказать эту основную концепцию – не существует. Однако сам феномен, конечно, существует; этот факт подтверждается миллионами слов наших записей «общения» и миллионами слов в записях других групп.

Невзирая на очень серьёзные разочарования, возникающие в результате исследований паранормальных явлений, серьёзному исследователю НЛО следует быть настойчивым в изучении и сопредельных феноменов, таких как сгибание силой мысли металлических предметов. Физика, даваемая Ра, имеющая дело с истинной природой реальности, рассматривает возможность действия на расстоянии как функцию ума, а конкретно – воли. Ури Геллера подвергли обследованию и тестированию его способностей в нескольких местах по всему миру, включая «Стенфордские исследовательские лаборатории». В итоге появился впечатляющий список публикаций по результатам этих исследований. Самая заметная из них – «Бумаги Геллера», и, как ответвление по поводу сгибания металла – «Бумаги Исландии».

Есть пример, который показывает тесную связь между НЛО и сгибанием металлических предметов силой мысли. В июле 1977 года, после выхода в свет нашей книги «Секреты НЛО», в то время, как мы давали интервью в какой-то радиопрограмме, прямо в эфир позвонила женщина. Она жила в городке неподалёку, услышала передачу и очень заинтересовалась тем, что мы рассказывали, поскольку у её сына, подростка 14 лет, был контакт с НЛО. Однажды ребёнок проснулся от свистящего звука, подошёл к двери и увидел свет, который был так ярок, что временно ослепил его. И снова, как это часто бывает, в ту же ночь соседи видели огни в небе. Женщина затем написала нам письмо, Дон немедленно позвонил ей и попросил разрешения поговорить с её сыном. После телефонной беседы с молодым человеком, выяснив все детали, Дон попросил парня взять что-нибудь из серебряной утвари и мысленно согнуть металлический предмет, не прикасаясь нему. Парень взял вилку, посмотрел на неё и сделал, то, о чём просил Дон: вилка сразу же согнулась пополам.

Парень был настолько этим потрясён, что так и не подошёл снова к телефону, а мать не стала убеждать его в важности продолжения экспериментов, ибо была достаточно умна для того, чтобы понять, что в том маленьком городке, где они жили, подобная известность, которая могла прийти к мальчику, покажи он кому свои способности в сгибании вилок без рук, могла бы ему только навредить, поскольку народ отреагировал бы вполне предсказуемым образом.

Тем не менее, налицо связь между тем и тем. Джон Тейлор, профессор математики колледжа «Кингз», Лондон, опубликовал книгу «Сверхумы», в которой поведал о своих экспериментах по изучению способностей людей в сгибании металлических предметов. Тейлор работал только с детьми (около 50 человек), и в подавляющем числе своих экспериментов он использовал металлические и пластмассовые предметы, помещённые в стеклянные сосуды, которые, в свою очередь, помещались ещё в одни стеклянные сосуды, причём таким образом, чтобы дети не могли дотронуться до предметов, не разбив стекло.

В этих условиях дети запросто могли гнуть и ломать различные предметы. Когда вы начнёте читать «Материалы Ра», вам станет ясно, почему такие вещи способны делать преимущественно дети, а также почему такая способность связана в целом с проблематикой НЛО.

Поскольку я специально не обучалась наукам, то передаю слово Дону Элкинсу – его образование позволяет продолжить обсуждение проблемы на ином уровне.

Вступление (Дон Элкинс)