Книга V

Закон Одного, Книга V, Фрагмент 26

Сеанс 44, 28 марта 1981 года

Джим: Сеанс 44 был убран из Книги II, потому что он весь был посвящён вопросам поддержания контакта. Спрашивая Ра о том, как лучше восстановить физическое тело Карлы и тем помочь самому контакту, мы попутно обнаружили пару фундаментальных принципов, которые оказались вполне пригодными и удобными для совершенно других вещей в нашем будущем.

Из первого ответа Ра мы выяснили для себя, что сильное желание служить не является достаточным, если оно не окрашено толикой мудрости. Карла, да и вся наша группа в первые месяцы контакта с Ра – были перевозбуждены нашим служением, стремились к тому, чтобы контактов было много и они происходили часто, не обращая внимания на то, что такое стремление могло бы существенно ухудшить саму возможность контакта в далёкой перспективе. Планируя много сеансов в течение короткого времени и проводя их, мы иссушали физическую энергию Карлы, тем самым укорачивая саму возможность длительных контактов, тех самых, которые были возможны в её инкарнации и которые были спланированы заранее.

Второй принцип, который мы выяснили – был принцип силы посвящения себя этому делу. Если Карла посвящала себя сеансу с Ра, то она тратила столько своей энергии, которую можно сравнить с полноценной тратой энергии за целый день – и это даже в том случае, если самого сеанса и не случалось. Поэтому-то крайне важным оказалось то, что посвящение себя служению должно было балансироваться мудростью, если не Карлы самой, то – группы поддержки. Отсюда вывод для любого другого человека: посвящение себя служению происходит на силе воли, а все мысли, слова и действия зависят от неё. Как только проявляется сила воли, желания сущности – проявляются. Поэтому важно использовать силу воли осторожно.

Карла: Моё тело всегда был хрупким. Я родилась с телесными дефектами, а уже в два годика надолго слегла с ревматическим жаром, затем в 13 и 15 лет – отказ почек, ну а по сю пору у меня не прекращается ревматоидный артрит и другие ревматоидные недомогания: со всем этим «багажом» я и живу. К 1981 году, когда начался контакт с Ра, мне сделали несколько операций на запястьях и сочленениях пальцев, а ревматоидные боли я ощущала практически по всем суставам моего тела: шея, спина – это самое тяжёлое, что было после пальцев. Я работала библиотекарем, мне нравилась эта работа, затем как помощница и со-автор с Доном, но 1976 год был последним, когда я могла ещё стучать на печатной машинке, к 1981 году я уже была инвалидом и была им официально признана здравоохранением США, продолжая испытывать проблемы разного характера: от органических до всё тех же ревматоидных. В общем, я испытывала боли постоянно. Мне не очень удобно упоминать об этом, да и никогда не хотелось, поэтому я тщательно боли свои скрывала, пытаясь хоть иногда выглядеть здоровой; а на самом деле и выглядела здоровой. Но тело… тело ныло всегда. Я думаю, что трансовое состояние, в котором я находилась во время сеансов, было для моего тела ещё более нелёгким испытанием, оно и так болело, а тут ещё и совершенно не двигалось. Это означало, что те суставы, которые были и так плохи, после сеансов становились плохи ещё больше, особенно это касалось шейных позвонков, спины и запястий, они почти разрушились. Я вставала с ложа сеансов и оказывалась в мире БОЛИ. Ничто не указывало на то, что есть способы избежать этих болей, поэтому для меня легко было в конце концов примириться с таким положением дел, ну досталось такое больное тело – что ж теперь поделать?! Я чувствовала, что будто подвожу всю группу, когда Ра говорил, что необходимо сократить время сеанса, поэтому сознательно, усилием воли, старалась подавлять себя и максимально увеличить продолжительность сеанса через невыпускание себя из состояния транса.

Дональд и Джим никогда, даже начиная с самых первых сеансов, не упрекали меня в этом, они всегда были безконечно заботливы, работая с такими ограничениями. Однако я часто лила слёзы по этому поводу, искренне желая быть таким инструментом, который бы способствовал увеличению количества времени сеансов с Ра. Для самого контакта оказалось весьма продуктивным то, что мы с Джимом стали любовниками, потому что вся та физическая энергия, которую я отдала во время первых сеансов, должна была как-то ко мне вернуться, чтобы я могла продолжать: она и вернулась через секс. Как человек может «чисто» сказать – мол, имею любовника? А как ещё скажешь? Да, имею любовника. Я пробовала воздержание с Доном, и это продолжалось около двух лет – с тех самых пор, как мы только начали работать вместе. Но мне это страшно не понравилось, не такой я жизнь себе планировала. Я обговорила проблему с Доном, и мы решили, что я буду встречаться с кем захочу. Дон проводил много времени на работе, он был лётчиком на «Истерн Эйр Лайнз», ну а я была предоставлена в дни его отсутствия самой себе. Дон никогда не видел моего любовника, а любовник никогда не видел Дона. Когда появился Джим – он стал регулярно посещать наши курсы по медитации, к тому времени у меня уже снова был период воздержания, почти четыре года. Как-то не везло мне с мужчинами, ни к кому я не испытывала ни дружеских чувству, не говоря уж о прочем. Джим оказался ответом на мои молитвы о мужчине. И хотя он был очень погружён поначалу в своё одиночество, но он оказался отличным компаньоном и восхитительным любовником, особенно под настроение. От меня Джим в житейском смысле слова ничего не хотел, мы просто были рядом. А Дону нужен был только такой вид компании. В общем, двое мужчин вошли в мою жизнь настолько органично, насколько кусочки пазла соединяются вместе. За всё то время, что существовал наш «тройственный» союз, это был действительно союз, каждый из членов которого искренне желал служить.

Слова Ра о моей склонности к мученичеству что-то затронули во мне, поэтому я, в конце концов, решил взять отпуск, в первый раз с 1971 года. Мы с Джимом поехали на берег моря, проводили там время, всё было хорошо, я здоровела не по дням, а по часам. Сейчас я вижу этот шаг как первый шаг отдаления от смерти, возвращения в тёплые объятия жизни. Жаль, что Дона не было с нами, но он не ценил такие «отдыхи». Советы Ра по поводу физических приветствий от разных сущностей мне кажутся очень мудрыми. Если рассматривать эти опыты как нечто неважное, то это означает лишь одно – они будут продолжаться. Если же внимать им с полным осознанием того, что происходит, без страха, а просто осознавая эти энергии и любя их, просто видя их, как тёмную сторону самого себя, вот тогда физические приветствия превращаются в… приветствия и в более ни во что: их надо знать, принимать и любить, как саму себя. Иисус предлагал не сопротивляться злу, полагаю, что частично это и было тем, что Он имел в виду – объять любое приветствие своей любовью, понять, что оно приходит изнутри тебя самого, и что оно – часть тебя, поэтому его надо нейтрализовать объятиями твоей любви: разжать зубы и избавиться от яда.

У Дона был очень старый интерес к ритуальной магии, он занимался магией ещё до встречи меня. Поэтому он был восхищён самой мыслью о том, что с помощью магии он может мне помочь, поможет как-то справиться с этими физическими приветствиями. Для меня всегда существовала определённая трудность в том, что однажды, по словам Джима, они с Доном обсуждали тему о том, как Дон попробует заключить пакт с этими силами, чтобы та сущность, которая так «привязалась» ко мне – перенесла свои приветствия на Дона, чтобы он воспринял то, что воспринимала я, чтобы он взял на себя этот «удар» вместо меня.

Сеанс 42, 22 марта 1981 года

Ра: Я есмь Ра. Я приветствую вас в любви и свете безконечного Творца. Сейчас мы общаемся.

Вопрос: У инструмента есть вопрос по поводу её жизненности. У нас есть проблемы с надлежащей оценкой состояния инструмента. Можете ли вы прокомментировать?

Ра: Я есмь Ра. Мы сканируем инструмент и находим, что мы можем находиться в служении без нарушения вашей свободной воли – потому что инструмент уже принял решение о том, что во главу угла он ставит тщательную и реальную оценку своего состояния, а не ту оценку, которую ему хотелось бы заполучить, чтобы продолжать свою работу. Мы были удивлены, что мы можем продолжать контакт на регулярной основе даже в период самого интенсивного вмешательства негативного характера. Инструменту помогли сексуальные энергии, они выступили в качестве дополнения и усиления тех ресурсов, которыми инструмент обладает и которые он привлекает к себе. Однако эти энергии не полностью замещают то, что нужно, поэтому можно констатировать, что комплексом тела инструмента управляет воля. У инструмента нет суждения по поводу своего служения. Дар воли, раскрытие воли, хотя и признаётся самой главной частью и самой ценной частью сущности, в данном конкретном случае может вызвать серьёзные искажения совокупности тела инструмента. Можем ли мы заметить, что мученичество – как путь – не всегда приемлем, не всегда помогает? Мы просим инструмент тщательно обдумать эту высказанную нами мысль, взвесить её и вычленить из наших слов необходимую порцию истины – и, если по разумению инструмента, он согласится с нами, то хорошо бы, если бы инструмент освободился от силы своего суждения и передал её группе поддержки, чьи интересы сбалансированы гораздо лучше интересов инструмента. Позвольте решениям осуществляться без ожидания и привязке к цели. Наши надежды, если можно так сказать, на долговременный контакт через этот инструмент зависят от зрелости и взвешенности этой сущности, от её способности быть в служении другим с помощью нас, группы поддержки – от того, чтобы инструменту оставаться надёжным инструментом. Можем ли мы поблагодарить задающего вопросы за то, что он позволил нам поговорить на эту тему, поскольку мы знаем о том, что искажения того, кто по собственной воле решил служить другим, не регулируются достаточным знанием о том, как влияют на это искажения совокупности тела?

Вопрос: Пожалуйста, не могли бы вы в будущем немедленно прекращать контакт, как только вы будете полагать, что так безопаснее для инструмента? Ведь мы не совсем осознаём, что такое жизненность инструмента и как её поддерживать.

Ра: Я есмь Ра. Судя по вашим словам, вы понимаете, что наши «руки», в определённом смысле, немного «связаны». Данный инструмент воззвал к внутренним резервам, а эти резервы ценны сами по себе, и их мало. Поэтому нашей честью/обязанностью стало использование этих энергий по самому лучшему возможному варианту, на который мы только способны. Когда жизненность инструмента станет низкой, мы уверяем вас, что сразу же сообщим вам о желательности прекращения сеанса работы. Единственным способом избежать предстоящих проблем будет лишь отказ от сеансов вообще. Вот такая дилемма.

Вопрос: Можете ли вы мне сказать, какой тон я слышу в левом ухе, когда вы начинаете общение?

Ра: Я есмь Ра. Это негативно ориентированный сигнал.

Вопрос: Можете ли вы сказать, а как мне услышать позитивно ориентированный сигнал?

Ра: Я есмь Ра. У позитивных сигналов есть два типа. Первый – когда сигнал без слов раздаётся в правом ухе, он обозначает примерно следующее: «Слушай. Будь внимателен!» Это послание. Другой позитивный сигнал – это звук, раздающийся/ощущаемый чуть выше головы. Это сбалансированное подтверждение мысли.

Вопрос: Есть ли какие другие виды отрицательных сигналов, которые я могу получать?

Ра: Я есмь Ра. Есть. Вы способны воспринимать мыслеформы, словоформы и видения. Все вы способны различать.

Вопрос: Есть ли причина, по которым я открыт для приёма сигналов отрицательного характера?

Ра: Я есмь Ра. А разве вы не часть единого целого: всего, что есть?

Вопрос: Я думаю, будет хорошей идеей, если мы будем прерывать контакт в такие моменты, чтобы дать инструменту возможность насытить себя необходимой энергией перед следующими сеансами. Таково моё решение сейчас. Я бы очень хотел продолжать контакт, но мне кажется, даже несмотря на то, что я не могу определить должный уровень жизненности у инструмента, что инструмент не должен полностью её расходовать ни при каких условиях.

Ра: Я есмь Ра. Мы попробуем ответить на невысказанный вопрос. Однако он будет отчётливым и ясным, насколько возможно – отсюда мы просим у вас прощения за вторжение в вашу свободную волю. Энергия теряется в этом инструменте только по одной причине – инструмент посвятил себя служению другим. Далее вы можете поступать как вам угодно, но такова природа подготовки инструмента к контакту и единственная причина, по которой мы вообще можем использовать ту ситуацию.

Вопрос: Извините, видимо, я не понял до конца то, что вы сказали. Можете ли вы сказать то же самое, но другими словами? Можете ли вы объяснить это более полно?

Ра: Я есмь Ра. Каждый из вас в этой работе сознательно посвятил своё существование как тому, что называется служение другим. Данный инструмент значительно улучшил это посвящение с помощью многообразных и длительных опытов с ченнелингом, как вы это называете, со знакомством с философией Конфедерации, как вы можете сказать. Поэтому, когда мы первый раз вышли на контакт, то данный инструмент предложил нам саму себя ПОЛНОСТЬЮ, не только для служения другим, но и служению именно таким способом. По мере продолжения контакта посвящение инструмента служению, уже достаточно полное, стало ещё более специфическим. Поэтому, так вышло, что инструмент начал выделять свою жизненную энергию, которую он решил выделять на поддержание контакта с нами, не только на сам контакт, а и на то время, когда контактов нет. Энергия теряется инструментом ежедневно. Поэтому мы привлекаем ваше внимание к тому, чтобы инструмент «отдавал» свою волю на поддержание всего процесса, на выбор времени контакта – вам. Вы должны решать, а не инструмент. Инструмент очень хочет продолжения контакта, он собирает энергию для этого, а она расходуется зачастую на незначительные цели, попросту говоря – теряется зря.

Вопрос: В этом случае, если уж силы инструмента всё равно на исходе, мы можем продолжить сеанс ещё какое-то время? А в будущем будем тщательно отслеживать ситуацию и выступать единственным источником принятия решения по поводу того, когда состоится следующий сеанс. Я прав?

Ра: Я есмь Ра. Больше правы и быть не можете. Решительность инструмента продолжать контакт такова, что на данный период времени, способности инструмента поддерживать жизненную энергию опустились очень низко.

Вопрос: Это для нас откровение, спасибо. Каждый из нас получает сигналы, нам что-то снится. Я осознавал и свою способность к видению и общению через видение – по меньшей мере один раз, когда я проснулся. Можете ли вы предложить метод, который мы способны выполнить, чтобы полностью устранить влияние негативной сущности, чьего присутствия мы не желаем?

Ра: Я есмь Ра. Есть различные методы. Мы предложим самый обычный и простой, всегда имеющийся в наличии. Он состоит в том, чтобы вы продолжали делить между собой все тягости контакта, поскольку эти тягости напрямую связаны с вашей устремлённостью служить другим, вам следует также медитировать в любви, поскольку посылания друг другу и себе образов и света – это и есть самый простой способ избавиться от негатива, вообще от любого негативного влияния. Если же вы будете пытаться снизить влияние этих опытов с помощью интеллекта или тренировками воли – это будет обозначать лишь продолжение существующих эффектов. Гораздо лучше делить в вере и доверии эти опыты и соединять сердца и души в любви и свете с приязнью к посылающим свет, и вооружив себя светом.

Вопрос: Не можете ли вы рассказать нам об источнике сегодняшнего сновидения инструмента?

Ра: Я есмь Ра. Ощущения сновидения, мы можем заметить, это влияние Ориона. Текстура сновидения вызвана из глубин подсознательного инструмента в виде ассоциативного ряда некоторых символов.

Вопрос: Однажды, когда я медитировал несколько лет назад, моя рука начала наполняться голубым светом и начала непроизвольно двигаться. Что это было?

Ра: Я есмь Ра. Этот феномен есть аналогия, предоставленная вам от вашего Высшего Я. Аналогия такова: вы жили тогда таким образом, который не был понятен, как мы можем выразиться, вашими физиками, учёными и докторами.

Вопрос: То, на чём я бы хотел остановиться на сегодняшнем сеансе – это: существуют ли практики, с помощью которых мы могли бы насытить инструмент жизненной энергией, поскольку это является необходимой предпосылкой для поддержания нашего контакта. Не могли бы вы сказать, что мы можем сделать для поднятия жизненной силы инструмента для контактов?

Ра: Я есмь Ра. Ваш опыт был функцией вашей способности общаться с разумной безконечностью. Поэтому он не имеет прямого отношения к жизненной энергии инструмента. Мы ранее говорили об вещах, которые могут помочь инструменту в поддержании жизненной энергии: ощущение красоты, распевание священных для инструмента песен, медитация и поклонение Творцу, разделение себя с другим «Я» в любви и доверии в свободно выражаемом взаимодействии, будь оно социальным или сексуальным. Вышеперечисленное прямо работает с жизненной энергией. У этого инструмента есть искажение в сторону одобрения на испытание на себе разных опытов. Это тоже, хоть и непрямо, помогает жизненной энергии.

Вопрос: Я рассматривал диаграммы продвижения магических практик, начиная от Малкута и заканчивая Кетером. Мне любопытно, соотносятся ли цвета плотностей с Малкутом, как первой плотностью, Йезодом – как второй, Нодом и Нетцахом, как третьей, Тифаретом – четвёртой и т. д. Я прав?

Ра: Я есмь Ра. В общем и целом – неправы, хотя вы на правильном пути размышления. Каждое из вами перечисленных имён имеет сложные номера, а также окраску энергетических центров, помимо этого ещё и обладает частью в разного рода балансировках; самый низкий, срединный, самый высокий и тотальный баланс. Поэтому в них находятся сложные цвета или лучи, а также сложные заряды, если хотите. Это относится ко всем именам.

Вопрос: Означает ли путь левой руки служение себе, а правой руки – служение другим?

Ра: Я есмь Ра. Это будет последним обширным ответом на вопрос на этом сеансе. Нет, вы неправы. Имена – это отношения. Каждый путь имеет для выбора сущностью отношения. Намерением практикующего в работе с этими мощными концепциями – определение полярности работающего. А инструменты для работы есть инструменты.

Вопрос: В качестве завершающего сеанс вопроса спрошу, возможно ли для Ипсиссимуса иметь либо позитивную, либо негативную полярность, или он не должен принадлежать ни к одной?

Ра: Я есмь Ра. Мы ответим по поводу значения этого термина в специальном смысле. Ипсиссимус – это тот, кто является мастером Древа Жизни и использует своё мастерство в негативной поляризации. Есть ли какой короткий вопрос, на который мы можем ответить, прежде, чем удалимся из инструмента?

Вопрос: Простите, что мы немного отдалились от основополагающей темы в сегодняшней серии вопросов. Я думаю, что самое важное, что мы уже завершили – это то, что обнаружили, как лучше всего регулировать наши сеансы, имея в виду силы инструмента. Поэтому прошу вас ещё раз простить меня за несовершенство вопросов, за то, что я их тщательно не подобрал на этот раз. Иногда я пробую разные сферы, с тем, чтобы понять, а можем ли мы увидеть то направление, которому мы можем следовать, и иногда получается так, что увидеть, а сможем ли, можно лишь коснувшись той или иной сферы. И, наконец, последнее: можем ли мы сделать что-то ещё для того, чтобы инструменту было комфортно во время сеансов и между ними, что-то ещё для улучшения контакта?

Ра: Я есмь Ра. Ошибок нет. Будьте спокойны, мой друг. Каждый из вас наиболее сознателен. Всё хорошо. Я покидаю вас в любви и свете Одного Безконечного Творца. Идите вперёд, ликуйте в силе и мире Одного Безконечного Творца. Я есмь Ра. Адонай.

Перейти к сеансу 45, 6 апреля 1981 года, Книги V